Проректор университета о тарифах и прогнозе коллапса в теплоснабжении Татарстана

Тарифы на тепло каждый год растут, но эти деньги не позволяют обновлять теплотрассы в нужном объеме, из-за чего растут риски аварий. Чем грозит дефицит вложений в отрасль и о плюсах модели «альтернативной котельной» рассказала проректор по развитию и инновациям Казанского государственного энергетического университета Ирина Ахметова.

«Проблема копится как снежный ком»

– Ирина Гареевна, почему действующая система тарифообразования в теплоснабжении не обеспечивает сферу теплоснабжения достаточным объемом средств для реновации? Ведь жители исправно платят каждый месяц, а трубы все равно рвутся …

– Действительно, каждый месяц все мы как рядовые горожане получаем платежки, и больше половины от суммы в ней – это плата за отопление и горячее водоснабжение. Особенно зимой, ведь в Казани давно отказались от системы 1/12, когда оплата весь год шла равными частями. Кстати, в свое время переход на оплату по факту вызывал много споров. Но тогда энергокомпании смогли настоять на своем, поскольку у них порой зимой просто не было денег, чтобы расплатиться за газ. Потому что летом деньги поступали, и все уходило на ремонты, а зимой начинались морозы, газа нужно было покупать больше, а денег не было. И росла задолженность перед газовиками. При переходе на оплату по факту удалось эти проблемы снять. Но вернемся к платежке…

Конечно, горожан суммы в ней только расстраивают. Они не вникают в тарифную кухню, да и, наверное, не должны этого делать. Но все же тут стоит объяснить: Правительством РФ на каждый год устанавливаются предельные (максимальные) индексы роста платы граждан за коммунальные услуги. В Татарстане, например, этот показатель в прошлом году был установлен на уровне 4%. Это означает, что выше такого предела повышать тарифы на коммуналку, в том числе на тепло, Государственный комитет Республики Татарстан по тарифам не мог. А за то же время стоимость газа, к примеру, выросла на 6%. А в структуре производства тепловой энергии порядка 60-70% затрат – это топливная составляющая. Ну и вот вам задачка: газ дорожает на 6%, а рост стоимости тепла нужно удержать в пределах 4%. Какой у теплоснабжающих организаций в этом случая выход? Только один – жертвовать какими-то другими статьями затрат.

– И тогда «режут» финансирование ремонтных программ?

– А больше нечего! Но трубе, которая лежит под землей, этого не объяснить. Если по нормативу срок службы трубопровода – 25 лет, то в год нужно менять 4-5% от общей протяженности теплотрасс. Это необходимо просто для поддержания систем теплоснабжения в надежном и безопасном состоянии. По факту до такого уровня замен не поднимаются в России ни в одном городе. В Казани в лучшие годы доходили до 3%, и это еще был очень хороший на среднероссийском фоне показатель. А в этом году опустились до 2-2,5%… Но в некоторых городах и до 1% дело не доходит!

Из-за этого накапливается недоремонт, растет износ теплосетей, и проблема копится как снежный ком. Это как большой нарыв, который рано или поздно все равно прорвется. Беда в том, что предсказать, как и где именно прорвется, невозможно. Если воздушные линии электропередач, например, мы видим, то чтобы узнать о том, что находится под землей, нужна очень сложная диагностика. Тем более на процессы коррозии, на развитие износа, утончения стенок трубопроводов влияет очень много факторов. Даже вот рельсы трамвайные где-то сверху проложены – и у труб будет развиваться электрохимическая коррозия. Состав почвы тоже очень сильно влияет.

По данным Минэнерго РФ, на конец 2020 года общая протяженность тепловых сетей в России, нуждающихся в замене, составила 51,5 тыс. км в двухтрубном исчислении, в том числе ветхих сетей (у которых износ более 60%) – 38,8 тыс. км. При этом протяженность таких тепловых сетей растет с каждым годом.

Отрасль давно нуждается в радикальном увеличении инвестиций на модернизацию. Инструменты для этого есть (концессии, государственные программы), в том числе с 2017 года городам доступна еще и целевая модель рынка тепловой энергии, которую также называют моделью «альтернативной котельной». Однако популярной она так и не стала: за пять лет на этот метод регулирования перешли всего 33 муниципальных образования (в 17 субъектах РФ), из них четыре города-миллионника – Новосибирск, Самара, Красноярск и Пермь. Ожидаемый объем плановых инвестиций в тепло в этих городах составит около 270 млрд рублей, которые было бы невозможно привлечь при действующей системе тарифообразования.

В Татарстане в этом году доля перекладки теплотрасс сильно сократилась, в контуре «Татэнерго» – до 1,8%, хотя по нормативу должно быть 4-5% в год.

С «Водоканалом» из-за недоинвестирования получили бомбу замедленного действия

– В Казани в последние годы больше говорят о замене сетей «Водоканала», тем более что провалы коллекторов фиксировались в последние годы. Теплотрассы на этом фоне меньшей проблемой выглядят …

 – Теплоснабжение в Казани сегодня осуществляется без крупных аварий во многом благодаря проведенным в предыдущие годы реформам – в частности, замене центральных тепловых пунктов на индивидуальные, что дало возможность ликвидировать самые ветхие сети горячего водоснабжения. Вкладывалось «Татэнерго» и в магистральные теплопроводы. Но, поверьте, при действующей системе тарифообразования, при всех этих ежегодных и ручных ограничениях на рост тарифов в теплоснабжении сейчас заниматься можно исключительно латанием дыр. Ни о каком развитии речи идти просто не может!

Более того, в нынешней системе, если единая теплоснабжающая организация (ЕТО), то же «Татэнерго», возьмет и по своей инициативе вложится в энергосберегающие мероприятия, то всю полученную за счет этого экономию у нее впоследствии просто «вырежут» из тарифа. В таких условиях ЕТО совершенно невыгодно вкладываться в модернизацию. Поэтому и очереди из инвесторов в сферу тепла мы не видим. Абсолютно непривлекательная в этом плане отрасль. Но, знаете, с «Водоканалом» из-за того же многолетнего недоинвестирования получили в итоге бомбу замедленного действия, так и тут получим – следующим «посыпаться» может именно теплоснабжение. В некоторых городах мы уже это наблюдаем, помните, в Самаре машины под землю уходили. Там, где ситуация в итоге дошла до крайней точки, и решились на переход в ценовые зоны – на модель «альтернативной котельной»

– В чем ключевое отличие этой модели?

– В ценовых зонах теплоснабжения регулятором – Госкомитетом РТ по тарифам – будут установлены только предельные цены тепловой энергии, и разработан график достижения этой цены. В случае с городами, где преобладает газовая генерация, как в Татарстане, это 5-летний график. Кстати, расчеты, проведенные еще в 2017 году, когда в Федеральный закон «О теплоснабжении» были внесены поправки о ценовых зонах, показали, что в России есть и города, где действующие тарифы выше тех, что получатся в итоге при «альткотельной». Например, такие города есть в контуре генерации «Интер РАО».

В любом случае ежегодный рост стоимости тепловой энергии в рамках достижения предельной цены можно сглаживать, для этого у госрегуляторов есть масса инструментов. Но при таком переходе достигается главное – все единые теплоснабжающие организации (ЕТО), работающие в том или ином городе, получают понятную перспективу, они будут знать цену тепла на пять лет вперед минимум. И будут понимать, что регулятор у них ничего больше не «срежет», а все, что они смогут сэкономить за счет модернизации систем теплоснабжения, останется у них в распоряжении.

Других инструментов для кратного роста инвестиций в теплоснабжение просто нет

– В свое время КГЭУ делал расчеты по переводу на эту модель и Казани. И получалось, что тариф в таком случае вырос бы здесь сразу на 18%! Видимо, это тогда власти Казани и отпугнуло от этого метода регулирования?

– Уже не секрет, но на 2023 год предельный рост платы граждан составит 9%, а еще через год он будет еще выше. Газ дорожает быстрыми темпами, поэтому, к сожалению, нас всех в краткосрочной перспективе ждет большое повышение цен на теплоснабжение. То есть, на самом деле, тарифы все равно вырастут, и не факт, что в итоге цена гигакалории не окажется такой же или даже выше, чем было бы при переходе на «альткотельную». Когда в прошлом году мы обсуждали эту тему, предельный рост платы граждан был 4%, а при переходе на альткотельную предлагалось сделать рост еще плюс 2%, то есть в сумме на 6% – это не такая большая величина. На мой взгляд, здесь простая альтернатива – либо мы будем платить много, как сейчас, но при этом надежность теплоснабжения из года в год будет ухудшаться, либо платить больше на 2%, но при этом гарантированно не остаться зимой без тепла в квартирах.

Кроме того, может быть, для Казани тема с тарифами и выглядит «перегретой», но, например, в таком городе, как Бугульма, и сейчас один из самых высоких тарифов на тепло в Татарстане. При этом там и высокий износ системы теплоснабжения. А доходы у населения совсем не такие, как в Казани. Очень многие потребители перебрались оттуда в Альметьевск, объемы полезного отпуска снижаются, а постоянные затраты не меняются. Растет недофинансирование.

На самом деле, других инструментов для кратного роста инвестиций в модернизацию теплоснабжения сейчас просто нет. Только при переходе на «альткотельную» теплоснабжающие организации смогут нарастить затраты на ремонты. И не просто на ремонты, они смогут наконец-то проводить реальную модернизацию централизованных систем. А за счет этого сократится и количество прорывов, и количество аварий, и количество отключений, повысится надежность теплоснабжения. Конечно, произойдет это не сразу, не в первый же год, но в 5-летней перспективе это вполне реально. И это будет заметно всем! Если же ничего не менять, то еще два-три года – и начнется коллапс в теплоснабжении.

КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Facebook Comments

Просмотров: 390