Зеленые горизонты Центральной Азии

солнечную электростанцию запустили в Мангистау

В июне 2017 года Центральная Азия внезапно оказалась в центре внимания на мировой сцене возобновляемой энергетики. Международное агентство по возобновляемым источникам энергии (IRENA), а также министерства энергетики Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Кыргызстана и Туркменистана приняли обязательства по усилению возобновляемой энергетики.

Само по себе обязательство по усилению возобновляемой энергетики  является явно запоздалым. Несмотря на огромный потенциал в регионе, солнечная и другие источники возобновляемой энергии получают незначительную поддержку. На данный момент их доля в производстве электроэнергии, исключая крупные гидроэлектростанции, варьируется от 1% в Казахстане до 3% в Узбекистане и Таджикистане.

Ветровая я и солнечная фотоэлектрическая энергии в Казахстане, солнечная энергия и биогаз в Узбекистане, малые гидроэлектростанции в Кыргызстане и Таджикистане, солнечная энергия в Таджикистане и Туркменистане имеют огромнейшие перспективы в отношении производства энергии, согласно Программе развития Организации Объединенных Наций (ПРООН). Солнечное водяное отопление и децентрализованное производство энергии (без подключения к энергосетям) возобновляемыми источниками энергии могут предоставлять хорошие решения для удаленных сельских районов с ограниченным доступом к сети и к традиционным источникам энергии.

Доля ВИЭ в Центральной Азии: от 1% до 3%

Ряд барьеров препятствует развитию возобновляемых источников энергии в регионе: высокие субсидии на ископаемое топливо и низкие цены на электричество значительно сокращают их конкурентоспособность. Потенциальные местные инвесторы в возобновляемую энергетику имеют ограниченный доступ к подъемным банковским займам и часто не могут себе позволить высокие первоначальные инвестиционные затраты. Другим барьером является недостаток ноу-хау и ограниченное количество поставщиков местных технологий и специалистов в секторе возобновляемой энергетики. Однако данные вопросы уже начали решаться, особенно в Казахстане и Узбекистане.

Источник: Компиляция автора на основе данных Международного энергетического агентства за 2015 год

Узбекистан: на стартовой позиции

Узбекистан находится в начальной стадии развития возобновляемой энергетики, в то время как Казахстан находится на несколько шагов впереди, — сказал Виктор Видерспан, главный исполнительный директор немецкой компании NwComp Solar, который посетил в мае выставку “Power Uzbekistan ” в узбекской столице — Ташкент.

NwComp Solar и ее дочерняя компания в бывшей столице Алматы, на юге Казахстана, работают в Казахстане уже пять лет. Узбекистан является крупнейшей по численности страной в Центральной Азии с населением в 32 миллиона человек, составляющих почти половину всего населения региона. Богатая природным газом страна является также крупнейшим потребителем энергии в этом регионе и, следовательно, потенциально самым большим рынком для возобновляемой энергии.

Двигателем развития возобновляемой энергетики является увеличение энергетических потребностей. С тех пор как Президент Шавкат Мирзиёв пришел к власти в декабре 2016 года, экономика Узбекистана переживает подъем. По словам г-на Видерспана, “Узбекское правительство видит, что цены на возобновляемые источники энергии падают, и не хочет отстать от поезда.” В марте 2017 года Правительство Узбекистана объявило, что пять солнечных электростанций мощностью 100 МВт будут установлены в стране за период 2017-2021 годов.

Несколько компаний, активных на этом рынке, ведут переговоры напрямую с правительством по специальным тарифам, — дополнил Видерспан. Эти тарифы являются низкими, но правительство гарантирует, что они будут зафиксированы в долларах США или Евро, а также предоставят налоговые послабления, что является хорошей основой для ведения бизнеса.

В мае 2018 года правительство Узбекистана объявило, что государственное энергетическое предприятие АО “Узбекэнерго” подписало с канадской компанией SkyPower Global соглашение на строительство нескольких крупных солнечных фотоэлектрических установок общей мощностью 1 ГВт в ряде регионов страны. Правительство приняло в апреле постановление, согласно которому SkyPower инвестирует около 1.3 млрд долларов США в солнечные фотоэлектрические станции, которые будут находиться во владении и управляться компанией.

Затруднения с проектами Азиатского банка развития по солнечной энергии

В мае прошлого года Президент Узбекистана одобрил Программу мер по возобновляемой энергетике, согласно которой 810 проектов общей стоимостью 5.3 млрд долларов США запланированы на период 2017-2025 годов. Доля солнечной и ветровой энергии должна возрасти до 2025 года с текущих менее, чем 1% до 2.3% и 1.3%, соответственно. Согласно этому плану страна установила следующие целевые показатели по солнечной фотоэлектрической энергии: 100МВт в 2018 году, 200 МВт в 2019 году, 300 Мвт в 2021 году и 450 Мвт в 2025 году.

ВИЭНо инвесторы могут оставаться осторожными по причине затруднений, с которыми столкнулся Азиатский банк развития (АБР). В 2013 году АБР согласился предоставить займ узбекскому правительству на 100 млн долларов для финансирования строительства первого в стране, подключаемого к сети парка солнечной фотоэлектрической энергии, стомегаваттной установки с ее размещением в Самаркандской области, в центре страны. Также планировалось строительство кристаллических солнечных панелей на 100 МВт в Сурхандарьинской области, на юго-востоке страны. С тех пор оба проекта несколько раз откладывались и теперь исчезли из потока новостей.

В конце 2017 года проекты АБР по солнечной энергии в Узбекистане были отменены по запросу узбекского правительства. Синди Тиангко, Старший аналитик по энергетике АБР, подтвердил это по электронной почте журналу PV .

В настоящее время нет запланированных проектов АБР по солнечной энергетике в Узбекистане, — сказал Тиангко, не предоставив каких-либо объяснений.

Как представляется, единственным наследием этих проектов является Международный институт солнечной энергии в Ташкенте, созданный при поддержке АБР в 2012 году для предоставления экспертной помощи, образования и тренингов по солнечной энергии.

Казахстан: скрытый чемпион

С территорией, равной территории Европейского Союза, и населением, равным населению Нидерландов, Казахстан, богатый запасами нефти и газа, имеет громадный потенциал солнечной и ветровой энергии. Однако около 75% потребностей страны в электричестве покрывается в настоящее время угольной энергетикой.

“Зеленая экономика” стало популярным выражением в Казахстане с тех пор, как Президент Нурсултан Назарбаев объявил в 2012 году свою стратегию по модернизации экономики. Согласно этим планам, доля возобновляемых источников энергии в общем энергопотреблении должна возрасти с сегодняшних 1% до 3% к 2020 году, до 10% к 2030 году и до 50% к 2050 году.

Страна ввела фиксированные тарифы и ряд мер по поддержке, включая подключение к сети и налоговые послабления. Летом 2017 года Казахстан принимал Всемирную выставку (ЭКСПО) с девизом “Энергия будущего”, стремясь улучшить международный имидж страны и привлечь инвесторов и высокие технологии.

По индексу легкости ведения бизнеса Всемирного банка Казахстан занимает 36-е место среди 190 стран, — сказал Люк Graré , главный исполнительный директор бельгийской компании Qway Energy , имеющей дочернюю компанию в казахстанской столице, Астана. Регистрация компании занимает только три дня. Создан Международный финансовый центр в Астане со специальным правовым режимом на основе британского права. Ваши корпоративный и подоходный налоги — по нулям.

Qway разработал проекты солнечной фотоэлектрической энергии масштаба обслуживания потребностей предприятия на 350 МВт для южных областей Казахстана и собирается принять участие в аукционах в этом году.

Несомненно, целевые показатели по возобновляемой энергии могут быть более агрессивными, и Казахстану необходим большой объем знаний и опыта. Но для меня это  — скрытый чемпион, — высказал свое мнение г-н Graré.

Он верит, что китайская инициатива “Один пояс, один путь” и ее транспортные и инфраструктурные перспективы вызовут интерес со стороны международных инвесторов в Казахстане. К настоящему времени два проекта мощностью на уровне обслуживания потребностей предприятия были реализованы в Казахстане.  Оба —  при поддержке Европейского банка реконструкции и развития. Среди них — СЭС “Бурное Солар-1” на 50 МВт в южной Жамбылской области и парк ветровой энергии на 50 МВт вблизи столицы, Астана.

В настоящее время ЕБРР софинансирует расширение “Бурное Солар-1” на дополнительные 50 МВт и строительство солнечной электростанции “Байконур Солар” мощностью до 50 МВт, в Кызылординской области, поблизости с Узбекистаном. СЭС “Байконур Солар” будет также софинансироваться Фондом чистых технологий и Азиатским банком развития в качестве первого совместного проекта по возобновляемой энергетике.

Оба проекта по солнечной фотоэлектрической энергии были разработаны «Самрук-Казына Юнайтед Грин Энерджи Лтд», совместным предприятием британской инвестиционной компании UG Energy Ltd и компании “Самрук-Казына Инвест”, которая является подразделением Фонда национального благосостояния. ЕБРР также планирует профинансировать проект солнечной фотоэлектрической энергии “Задария”, разрабатываемый французской компанией Urbasolar в южном Казахстане.

Большие вызовы для частных инвесторов

Хотя проекты ЕБРР имеют отдельную финансовую платформу и поддержаны на министерском уровне, д-р Клаус Айххорн, управляющий партнер немецкой компании Management Beratung, высказал мнение: Это — государственные показательные проекты, которые не имеют ничего общего с реальным рынком, с лоббированием и финансовой структурой, которые недоступны для частных разработчиков проектов.

ВИЭ, возобновляемая энергетикаВ 2015 году Auditax Management Beratung вместе с IBC Solar AG был приглашен администрацией Крымбека Кушербаева, руководителя Кызылординской области, в южном Казахстане, для разработки проекта СЭС мощностью до 30 МВт. Как только проект начался, выяснилось, что многие административные процедуры были не доработанными и не продуманными.

Один из самых больших барьеров — это привязка фиксированных тарифов к казахстанской национальной валюте, тенге и отсутствие привязки к доллару США.

«Это — абсолютно безвыходная ситуация для инвесторов, потому проекты при таких условиях неокупаемы», — сказал г-н Айххорн.

В августе 2015 года тенге резко обесценился, и это сильно ударило по инвесторам. Несмотря на многочисленные запросы международных инвесторов, казахстанское правительство не делает привязку фиксированного тарифа к доллару США.

В марте 2016 года Канат Бозумбаев, бывший глава области, с опытом работы в области нефтяной промышленности, был назначен Министром энергетики Казахстана.

Первое заявление, которое сделал Бозумбаев после своего назначения, касалось перехода на аукционную систему, — сказал г-н Айххорн. На протяжении 1.5 лет информация о процедуре проведения аукционов напрочь отсутствовала. За это время все заинтересованные в развитии ВИЭ в Казахстане инвесторы находились в подвешенном состоянии.

В марте 2018 года министерство энергетики, наконец, обнародовало детали планируемых серий аукционов по распределению заказов на крупномасштабные установки возобновляемой энергетики общей мощностью до 1 ГВт, включая 290 МВт солнечной энергии. Аукционы, запланированные на  август и октябрь, распределят не только заказы на мощности, но и на проекты в конкретных регионах. Осенью 2018 года Auditax Management планирует принять участие в аукционе.

Согласно Auditax Management, серьезнейшими оппонентами возобновляемой энергетики в Казахстане являются оператор энергосистемы и сектор традиционной энергетики.

Не раз нам говорили неофициально, что Казахстан не нуждается в возобновляемых источниках энергии по причине огромных запасов угля и газа, которых достаточно на столетия, — сказал Айчхорн.

Спящий сектор маломощных и не подключаемых к сети установок

Сектора маломасштабных и неподключаемых к сети установок по-прежнему пребывают в спячке. Нет конкретных схем и поощрений, которые финансово поддерживали бы их развитие, — сказал Виктор Видерспан. — На данный момент они попросту являются экономически непривлекательными. В силу высоких таможенных и транспортных затрат, затрат на гарантии, солнечные фотоэлектрические системы являются более дорогими по сравнению с Европой. Затраты на солнечные панели для жителей мощностью до 10 КВт составляют 1600-1800 евро в Казахстане в сравнении с 1200-1300 евро в Германии.

По всей Центральной Азии розничные цены на электричество субсидируются правительствами и являются слишком низкими.  «В Казахстане средняя цена для потребителя составляет 5 евроцентов за КВт.ч. Это означает, что возврат инвестиций займет 20-25 лет, что чрезвычайно долго. Большинство местных инвесторов работает на ожидании возврата средств в течение пяти лет.»

Автономные решения (неподключаемые к энергосистеме), как правило, как минимум на 50% обходятся дороже в Казахстане, нежели в Германии.

Большинство населения в сельских районах, где подобные решения наиболее востребованы, не могут себе их позволить и предпочитают покупать установки низкого качества и мощностью 1 или 2 КВт, которых надолго не хватает, — сказал г-н Видерспан.

Солнечные панели, представленные на Центральноазиатской Международной специализированной выставке “Технологии переработки отходов. Защита окружающей среды. Энергосбережение и энергоэффективность”, Ташкент, 5-7 июня 2018 года

Он надеется, что сектор может начать расти в течение 3-5 лет, когда цены на электричество поднимутся и затраты на солнечную энергию упадут.

​​PV MAGAZINE 
Перевод:  ЛИВЕНЬ. Living Asia

 

Print Friendly, PDF & Email

Статьи по теме:

Комментарии

comments