Новая энергетическая стратегия Японии: возврат к атомной энергетике и развитие ВИЭ

ВИЭ

Решением от 3 июля 2018 г кабинет министров утвердил Пятый основной энергетический план, задающий вектор политики Японии в области энергетики.

Основной энергетический план является базовым законодательным документом в области энергетической политики, обязательным к исполнению для правительства. Начиная с Первого «издания» (2003 г), правительство пересматривает энергетический план каждые 3-4 года. В нынешнем плане, утверждённом четыре года спустя после прошлого пересмотра, в дополнение к установленному прежде целевому сроку, 2030 году, добавлены долгосрочные альтернативы с перспективой на 2050 год.

В отношении возобновляемых источников документ впервые указывает на их «превращение в один из основных источников электроэнергии» в перспективе на 2050 год, но, несмотря на это, в зафиксированной в плане структуре энергетики на 2030 г всё осталось по-старому – атомная энергетика – 20-22%, возобновляемые источники – 22-24%, тепловая энергетика – 56%.

Что касается ядерной энергетики, по-прежнему указывается, что она является важным источником обеспечения базовой нагрузки, а в долгосрочной перспективе ей также отведена роль действенной альтернативы в процессе декарбонизации. Однако вместе с тем ничего не говорится ни о замене устаревших АЭС, ни о строительстве новых. Таким образом, решение этих сложных вопросов фактически отложено на будущее.

Что же касается долгосрочной стратегии, ориентированной на 2050 год, в дополнение к энергии возобновляемых источников, атомной и тепловой генерации, документ задаёт курс на «реализацию потенциала различных альтернатив», в том числе водорода и аккумуляторов. Однако при этом ни конкретных планов, ни целевых показателей на 2050 год в документе не указано.

В бедной энергоресурсами Японии (по состоянию на 2016 год страна обеспечивала себя энергоресурсами лишь на 8%) ядерную энергетику активно продвигали в качестве «внутреннего источника энергии». Однако ситуация радикально изменилась после аварии на АЭС «Фукусима-1» электроэнергетической компании TEPCO. Выработку электроэнергии на атомных электростанциях, прежде обеспечивавшую порядка 30% потребления, пришлось полностью остановить, а движение против ядерной энергетики резко усилилось. В сентябре 2012 года сформированное Демократической партией правительство в своей «Инновационной стратегии в области энергетики и окружающей среды» определило курс на «нулевую ядерную генерацию к 2030-м годам».

Затем, когда к власти вернулась Либерально-демократическая партия, в Четвёртом основном энергетическом плане (принят в 2014 году), который стал первым после ядерной аварии, атомной энергетике была отведена функция «важного источника, обеспечивающего базовую нагрузку», и курс на использование энергии атома вернулся в прежнее русло. С другой стороны, в плане была поставлена задача «снизить, насколько возможно» зависимость от ядерной энергетики за счёт стимулирования использования возобновляемых источников энергии, а также повышения эффективности тепловой генерации на угольных и других электростанциях. В документе было учтено неприятие развития ядерной энергетики обществом: от упоминания замены выбывающих АЭС и строительства новых пришлось отказаться.

В то же время в четвертом плане целевой показатель доли атомной энергетики в выработке на 2030 год (20-22%) практически соответствовал установленной цели использования возобновляемых источников энергии (22-24%).

Для реализации этой цели необходимо, чтобы в стране действовали порядка 30 атомных реакторов, но в настоящее время, по прошествии семи лет со времени ядерной аварии, удалось возобновить работу лишь девяти реакторов на пяти атомных электростанциях. Барьеры на этом пути очень высоки, и для достижения поставленной цели неизбежно придётся заменять действующие реакторы и строить новые, однако, как уже было отмечено, в энергетическом плане этот вопрос никак не затрагивается. Видимо, в связи с тем, что мирный атом не слишком популярен у публики.

Таким образом, с одной стороны, японская атомная энергетика вроде бы должна быть восстановлена, однако, с другой стороны, сегодня непонятно, как эта задача будет реализовываться.

Что касается возобновляемых источников энергии, про которые впервые говорится о «превращении в основной источник электроэнергии», решимости тоже не хватило. Хотя и продемонстрирована долгосрочная линия на превращение их в основной источник энергии, плану не хватает указания конкретных мер для решения задачи, и до пересмотра целевого показателя ВИЭ в энергетическом балансе в сторону повышения дело так и не дошло.

На нынешний день японская возобновляемая энергетика работает не слишком эффективно с экономической точки зрения. Капитальные затраты в солнечной энергетике являются самыми высокими в мире, а один киловатт-час солнечной электроэнергии стоит «24 йены (22 цента), что в 2,5 раза больше, чем в Германии». Ветровая энергия «стоит также в два раза больше — 21 йену за кВт*ч». В качестве одной из причин называется неэффективная система зелёных тарифов.

Таким образом, даже правительство премьер-министра Абэ Синдзо, чья власть, как утверждают, покоится на прочной политической базе, весьма чутко к трендам общественного мнения, и несмотря на то, что это правительство стоит на позиции развития атомной генерации, оно не демонстрирует стремления прямо заниматься решением вопросов ядерной политики. Как следствие, энергетическая политика фактически состоит в откладывании на потом, на последующие планы сложных проблем, к которым относится и развитие возобновляемых источников энергии.

http://elektrovesti.net

Print Friendly, PDF & Email