Казахстан и Узбекистан станут запасными аэродромами для российского бизнеса

Макроэкономические итоги 2018 года говорят о переходе российской экономики в фазу затяжной рецессии. На фоне растущего экспорта углеводородов несырьевая индустрия сдает позиции: только за III квартал 2018 года вклад обрабатывающей промышленности в ВВП сократился на 10%. В условиях падающего внутреннего спроса российские компании ищут выход на внешние рынки, в первую очередь — ближайших соседей, стран – членов Евразийского экономического союза. Но для результативной работы за рубежом нужны навыки кросс-культурной коммуникации.

Если на сырьевых рынках основными экспортными партнерами России являются страны Европы и Китай, то в других наиболее значимых товарных сегментах сегодня уверенно лидирует Казахстан. Так, в российском экспорте промышленных товаров и продукции транспортного машиностроения на долю Казахстана по итогам девяти месяцев 2018 года приходится 34 % и 26 % соответственно, по объему закупок российского оборудования и приборов он делит первое место с Белоруссией (по 15 %), а по потреблению продуктов химических производств — уверенно занимает второе. Неудивительно, что в условиях стагнации на внутреннем рынке многие компании, у которых налажено производство в России,рассматривают рынок Казахстана как лучшее направление диверсификации бизнеса.

«Казахстанская экономика — самая крупная в Центральной Азии — растет высокими темпами относительно среднемировых. По последним оценкам, в 2018 году рост ВВП составил около 3,9 %, а прогноз на 2019-й — 3,5 %. При этом национальный долг Казахстана остается одним из самых низких среди стран СНГ и составляет менее 20% от ВВП страны. За последние 12 лет объем прямых иностранных инвестиций в экономику Казахстана достиг 264 млрд долларов США. В стране реализуются крупные инвестиционные проекты, взят курс на диверсификацию экономики, осуществляется развитие инфраструктуры, машиностроения, жилищного строительства, сельского хозяйства», — отмечает Максим Агеев, генеральный директор Schneider Electric в Казахстане.

Не менее впечатляющие темпы развития в последние годы демонстрирует Узбекистан. В 2017 году в стране стартовали экономические реформы, открывшие ее для внешних партнеров. Одним из главных событий стала либерализация валютной политики. Теперь инвесторы могут свободно репатриировать прибыль, покупая валюту по рыночному курсу и переводя ее за границу без каких-либо ограничений.

«Узбекистан достиг значительного прогресса в части улучшения инвестиционного климата. Комплекс мер по снижению административных барьеров и отмена практики произвольных проверок бизнеса привели к резкому взлету позиций Узбекистана в рейтинге Doing Business. В 2018 году он занял 76-е место, а еще в 2012-м находился на 166-й позиции. Отдельного внимания заслуживают свободные экономические зоны, на территории которых созданы особо привлекательные условия для иностранных инвесторов. Они освобождаются от большинства налогов и таможенных пошлин при условии производства продукции с экспортным потенциалом. Иностранными инвесторами занимается специально созданное Министерство инвестиций и внешней торговли. Законодательная база доступна для прочтения на русском языке на портале lex.uz», — рассказывает Хабиб Абдуллаев, директор первой в Узбекистане свободной экономической зоны «Навои», назначенный на эту должность в январе 2019 года.

Однако привлекательный инвестиционный климат — не единственное условие успеха на зарубежных рынках. Не менее важно для бизнеса выходить на них подготовленным: разбираться в особенностях местного законодательства, социокультурной среде, иметь развитые навыки кросс-культурной коммуникации.

«Бытует мнение, что залог успеха — это обоюдная выгода. Но даже само понятие выгоды в различных традициях может трактоваться совершенно по-разному. Нам, как носителям европейской культуры в широком понимании, немного проще, поскольку остальной мир пока что подстраивается под международные, то есть американские и западноевропейские, стандарты бизнес-коммуникации. Но это работает не всегда, тем более когда речь идет об организации маркетинговой или PR-кампании в ином культурном поле. В большинстве случаев требуется очень серьезная адаптация стратегии с учетом местных традиций и различий в культурных кодах», — объясняет этнопсихолог Екатерина Сенина, специалист по кросс-культурным коммуникациям консалтингового агентства MAAS.

Как отмечает эксперт, большинству российских и европейских компаний выход на рынки Центральной Азии дается непросто. Не облегчают задачу и присутствующие во многих странах национальные торгово-промышленные палаты и бизнес-ассоциации. Как правило, такие структуры выступают в качестве торговых площадок, проводят собственные мероприятия и содействуют в организации деловых встреч, однако вопросы консалтинга и коммуникационной стратегии остаются открытыми. Решить их помогут консультации со специалистами в сфере кросс-культурных коммуникаций, личные встречи с представителями национальных медиа и знакомства в местном бизнес-сообществе. Поэтому во избежание репутационных рисков необходима подготовительная работа, которую следует начинать заранее и вести планомерно, чтобы не столкнуться с пресловутыми подводными камнями или вовсе не оказаться выброшенными на мель.

19 ФЕВРАЛЯ В МОСКВЕ СОСТОИТСЯ ОТКРЫТАЯ ДИСКУССИЯ «БИЗНЕС‑КОММУНИКАЦИИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: КАЗАХСТАН И УЗБЕКИСТАН»

Print Friendly, PDF & Email

Статьи по теме: