Все «За» и «Против» строительства АЭС

атомная электростанция

Вчера в Узбекистане приняли закон «Об использовании атомной энергии в мирных целях», который, по сути, направлен на обеспечение строительства АЭС вблизи озера Тузкан Айдар-Арнасайской системы озер Джизакской области, согласно договору с Россией. То есть ее построят недалеко от южных окраин Казахстана.

Напомним, что узбекская АЭС станет первой станцией ядерной энергии в Центральной Азии. В Узбекистане есть люди, выступающие против строительства атомной электростанции на территории страны – они адресовали президенту Ш. Мирзиёеву, председателю парламента РУз, генеральному директору Росатом и руководителю МАГАТЭ петицию с требованием прекратить стройку АЭС. Впрочем, эту петицию на сегодня подписали всего лишь 294 человека.

Все мы знаем, что у Росатома есть планы строить АЭС и в Казахстане, относительно чего в верхах идут переговоры. Наши власти уже заявляли о возможном строительстве атомной электростанции в Алматинской области. Главные аргументы в пользу строительства АЭС в Казахстане – это наличие у нас банка ядерного топлива, урановой промышленности; мощный и экологически чистый (низкоуглеродистый, то есть не производящий парниковые газы) источник электроэнергии, дающий энергию в десятки раз больше, чем крупнейшая ТЭЦ. Как бы то ни было, но есть масса аргументов против строительства атомной электростанции в Казахстане, особенно в сейсмоопасной Алматинской области.

Пару месяцев назад известный немецкий институт экономических исследований DIW Berlin презентовал доклад, основная мысль которого в том, что атомная энергетика слишком дорогая, опасная и не может решить проблему «климатически-дружественного энергоснабжения». Сейчас в мире главным козырем продвижения АЭС является их экологическая чистота, то есть практическое отсутствие загрязнения окружающей среды, разумеется, в безаварийном режиме работы. Многие эксперты, ученые уже давно говорят о негативных последствиях от роста источников электроэнергии на основе ископаемого топлива (глобальное потепление) и рассматривают ядерную энергетику как лучшее решение данной проблемы. Однако результаты исследования DIW Berlin, за счет эмпирического анализа 674 ядерных реакторов, показали, что ядерная энергетика не является чистым и дешевым источником энергии.

Авторы доклада отмечают риски по всей цепочке создания стоимости ядерной энергии – от выбросов радиации в ходе добычи урана, до «возможных выбросов радиации во время эксплуатации, чрезвычайно затяжных и технически сложных работ по ликвидации старых объектов атомной энергетики». Уже в конце 1950-х годов стало ясно, что «у атомной энергетики нет шансов на экономическую конкурентоспособность», она не обойдется без государственных субсидий и ее стоимость будет только возрастать, несмотря на выпуск высокотехнологичных АЭС. Кроме того, как показал академик Андрей Сахаров: «Захоронение отработавшей свой ресурс станции – очень сложная техническая задача…стоимость захоронения варьируется от нескольких десятков процентов до ста процентов от стоимости строительства…оно ведется с радиоактивны¬ми материалами, а потому с этими работами связана определенная опасность». Самое главное подтверждение проблематичности ядерной энергетики, учитывая прагматизм бизнесменов, – за полное страхование рисков атомных проектов не берется ни одна страховая компания мира.

Многие страны в мире отказываются от использования атомной энергии. В частности, в Германии, Испании, Тайване, Швейцарии, Бельгии, Швеции, Австрии решили полностью отказаться от использования атомной энергетики. Италия в свое время первая закрыла все свои АЭС и полностью отошла от ядерной энергетики. Отказались от строительства АЭС также в Австралии, Азербайджане, Гане, Греции, Грузии, Дании, Ирландии, Латвии, Лихтенштейне, Люксембурге, Малайзии, Мальте, Новой Зеландии, Норвегии, Португалии, Филиппинах. В одном из мировых производителей станций ядерной энергии, в Южной Корее, намерены прекратить ввод новых АЭС внутри страны. Во Франции, где АЭС сейчас обеспечивают почти 80% электроэнергии, решено снизить долю ядерной энергетики до 50% к 2035 году. К тому времени выведут из эксплуатации 14 из 58 действующих ядерных энергоблоков. Париж решил развивать возобновляемые источники энергии, чтобы обеспечить за счет них 40% производства электроэнергии в 2030 году. По этой программе к 2022 году будут закрыты оставшиеся угольные электростанции.

Опыт этих стран показывает, что лучше ставить во главу угла обеспечение надежной безопасности граждан, нежели какие-либо экономические бонусы для страны. Не случайно в данных государствах решили делать ключевую ставку на возобновляемые источники энергии. Тем более что они могут быть гораздо дешевле АЭС. Так, стоимость электроэнергии солнечной фотоэлектрической системы с литий-ионовыми батареями стоит в районе 8-9 центов долл. США за один кВтч, что в 2 раза дешевле цены атомной электроэнергии. По прогнозу Международного энергетического агентства в 2030 году средняя себестоимость электроэнергии возобновляемых источников будет дешевле, чем атомной, угольной или газовой.

Тем не менее, Международное энергетическое агентство (IEA) прогнозирует 60% рост мощностей атомной энергетики к 2040 году. В начале текущего года British Petroleum опубликовала ежегодный прогноз, согласно которому «атомная энергетика будет наращивать генерацию в долгосрочной перспективе, только это будет происходить не во всех регионах планеты». Так почему же некоторые страны остаются привержены ядерной энергетике? В Китае и Индии АЭС вводятся преимущественно по причине замены угольных ТЭС, то есть в целях решения экологических проблем. Китай активно строит атомные электростанции и за рубежом. КНР намерен в рамках проекта «Один пояс, один путь» построить за рубежом 30 ядерных реакторов. Россия занимает первое место в мире по объемам строительства АЭС за рубежом. По общим объемам строительства АЭС «Росатом» контролирует около четверти мирового «мирного ядерного» рынка. У Росатома сейчас контрактов на 100 миллиардов долларов, на запуск 36 энергоблоков в 12 странах: Бангладеш, Египте, Индии, Беларуси, Иране, Турции, Венгрии и Китае. Казалось бы, что мы имеем дело с крупным бизнесом, но не все так однозначно.

Есть некоторые подсчеты, говорящие о том, что атомная промышленность для ведущих держав, производителей АЭС, практически не прибыльна и, соответственно, ее поддержка государством – это политическая целесообразность. То есть, возможно, за экспортом их станций ядерной энергии стоит распространение политического влияния. Например, строительство Росатомом АЭС во многих странах мира ведется и за счет кредитов. Среди всего прочего нужно учитывать, что проект АЭС с самого начала включает в себя дорогостоящую процедуру захоронения, поставки комплектующих, топлива, подготовку персонала, что втягивает в определенную зависимость от Москвы. Лидерство Росатома, по всей видимости, вызывает недовольство США, полагающее, что в этом плане они геополитически проигрывают России.

Тем самым для Москвы развитие атомной промышленности имеет в первую очередь военно-политическое и геополитическое значение. За счет диверсификации атомной промышленности Москва может модернизировать научно-производственную базу ядерного вооружения, укрепить свой статус ядерной державы, в том числе за счет расширения строительства АЭС за рубежом. Примечательно, что в Росатоме рассматривают перспективы успешной конкурентоспособности на рынке за счет строительства малых АЭС, доступных бедным странам. Ведь «энергоблоки с реактором ВВЭР-1200 — политически, технически и экономически доступны не такому большому количеству стран в мире». Проекты по строительству малых модульных ядерных реакторов также поддерживают в Китае, Южной Корее, Франции, Великобритании и США.

Таким образом, ядерная энергетика – это в первую очередь большая политика. Вместе с тем запуск ядерных реакторов в научных целях просто необходим – для работ «в ядерной медицине, использовании ядерных технологий в сельском хозяйстве, проведении неразрушающего контроля; замыкании ядерного цикла и развитии технологий термоядерной энергетики».

platon.asia

Print Friendly, PDF & Email