Объединение АРЭК и Астана-РЭК даст снижение тарифа на 5%

В этом году тарифы ЖКХ развернутся в сторону увеличения после передышки в ушедшем, обусловленной снижением тарифов на электричество. Inbusiness.kz переговорил с главой департамента регулирования естественных монополий Нур-Султана Булатом Танабергеновым и генеральным директором ТОО «Астанаэнергосбыт» Александром Зинкевичем о том, насколько большим будет рост цен на электроэнергию в столице в новом сезоне.

– Г-н Танабергенов, расскажите, пожалуйста, о повышении тарифов ЖКХ в столице в этом году, почему это происходит, когда были утверждены заявки и какие изменения были в прошлом году, с какой базы будет повышение?

Б. Т.: В соответствии с законом о естественных монополиях в 2015 году были утверждены предельные уровни тарифов для базовых субъектов естественных монополий на период 2016-2020 годы с ежегодным увеличением тарифов для базовых субъектов по производству тепла – это «Астана-Энергия», передачу тепловой энергии у нас осуществляет «Астана-Теплотранзит» и снабжение тепловой энергии – «Астанаэнергосбыт». В сфере водоснабжения, водоотведения – ГКП «Астана су арнасы», единственно, по «Астана су арнасы» был утвержден единый тариф на пять лет. По остальным субъектам был утвержден тариф с ежегодным ростом, начиная с 2016-го и заканчивая 2020 годом.

– Они будут заново подавать заявки на пять лет в этом году?

Б. Т.: Да, должны выходить в середине 2020 года с вводом действия с 1 января 2021 года. Касательно тарифов – по «Астана-Энергия» на 2020 год был утвержден тариф в размере 1891 тенге за Гкал. Ежегодно сами субъекты на протяжении последних двух-трех лет практически не доходили до уровня, утвержденного департаментом. Как известно, они имеют право снижать или повышать тариф не выше уровня, утвержденного уполномоченным органом. Если в 2019 году по «Астана-Энергии» действовал 1549 тенге, это все я без НДС говорю, то в 2020 году при утвержденном 1891 тенге будет действовать 1672 тенге. Рост от действующего в 2019 году тарифа – 7,9%. То же самое по «Астана-Теплотранзит» – при утвержденном 1346 тенге на Гкал субъект нам подал уведомление о том, что снижает до уровня 1213 тенге с начала 2020 года. И в среднем по снабжению тепловой энергии у нас получается порядка 8% роста с 1 января 2020 года, в том числе для населения рост будет в размере 5%, для юрлиц и прочих организаций – 10%. Напомню, в прошлом году с начала года практически по всем базовым субъектам было снижение тарифов на 10% для населения.

– В 2018 году тоже снижали вроде как, компенсирующий тариф вводили.

Б. Т.: Вводили и в 2018, в 2019 году по поручению было снижено на 10%, а в 2020 году для населения мы даем только 5%.

– Надбавка «Астанаэнергосбыт» по теплу останется 25 тенге?

Б. Т.: Надбавка не меняется, ничего не меняется у «Астанаэнергосбыт», увеличивается тарифы по производству у «Астана-Энергии» и передаче «Астана-Теплотранзит».

По ГКП «Астана су арнасы» также здесь тариф был утвержден единый на все пять лет, средний по водоснабжению 94,25 тенге за куб, по водоотведению 87,86 тенге. На 1 января 2020 года, если практически утвержденный тариф для населения составляет 44,80 тенге, но в этом году фактически будет 40,70 тенге без НДС. Рост на 10% от ранее действовавшего, практически возвращаемся к тому, что снижали с января 2019 года. По водоотведению также для населения рост составит 10%.

– По «Астана-РЭК» суд недавно отменил решение предыдущей инстанции, получается, ваша позиция по их тарифу оказалась правильной?

Б. Т.: Да, на сегодняшний день, если утвержденный тариф на 2020 год составляет 3,11 тенге на кВт-час, он будет действовать фактически на уровне в 2,97 тенге. Мы ввели в прошлом году компенсирующий тариф, сейчас на протяжении полугода практически в суде находилось дело, и на сегодняшний день вынесено уже решение в пользу департамента.

– Какие-то перерасчеты будут у них за то, что на своем тарифе настаивали они?

Б. Т.: Здесь перерасчета не будет, потому что у субъекта выставляли счета, какие есть на сегодняшний день, увеличения практически не было, и, кроме того, 2,8 тенге тариф выставлялся в прошлом году, хотя утвержденный на 2019 год 3,1 тенге. Он остается на том же уровне, несмотря на решение суда, там были компенсирующие тарифы, потом они тоже снижали по поручению так же, как и все остальные субъекты. Поэтому здесь перерасчета никакого не будет. Эти услуги по передаче электрической энергии находятся в тарифе «Астанаэнергосбыт».

В декабре месяце «Астанаэнергосбыт» зашел в департамент с заявлением о предстоящем повышении цены, в его проекте среднеотпускной тариф составил 15,43 тенге, в том числе для населения 12,82 и для прочих 18,07 тенге за кВт-час. Причины роста – рост цен на услуги энергопроизводящих организаций, станциям практически всем увеличение произошло, у транспортирующей организации повысилась цена, закуп мощности, и также по решению суда вознаграждение банка мы на сегодняшний день включаем. Поэтому среднеотпускной тариф составил 14,1 тенге – рост 11%. Населению здесь мы предусмотрели только 10% роста, прочим потребителям – 16,87 тенге, или 16% роста.

Последний раз практически для «Астанаэнергосбыт» утверждался тариф в 2015 году. С 1 января 2016 года он составлял 14,59 тенге, далее в 2018 году один раз снизился, в 2019 году с января также повторно было снижение до уровня 12,62 тенге, и на 1 января 2020 года тариф составляет 14,1 тенге, то есть даже практически ниже уровня 2016 года, когда он составлял 14,59 тенге. Субъект заявлял 15,43 тенге за киловатт-час повышение. Мы, рассмотрев все эти затраты, некоторые из них исключили, и вот такой средний тариф 14,1 тенге, а для населения на 10% увеличивается.

– «Астанаэнергосбыт» в этом году также будет убыток терпеть?

А. З.: Есть понятие еще дифференциации тарифов, она сама по себе всегда является убыточной. Грубо говоря, это зависит от нескольких видов дифференциаций, избежать которых невозможно. Допустим, на сегодня предусмотрен какой-то удельный вес физлиц и юрлиц. У нас идет всегда разница в сторону только физических лиц по двум причинам: само население прибывает в город, и компании-застройщики, которых очень много, которые раньше весь объем потребляли как юрлицо, дом достроили, ввели в эксплуатацию, квартиры сдали – это стали теперь физлица. Объем юрлица ушел, превратился в физлиц. Вместе с тем конкуренция на рынке, даже три причины. Поэтому у нас ежегодно идет изменение удельных весов, которые ни мы, ни КРЕМ предугадать не могут, какой он будет. В итоге получается, что всегда в сторону увеличения населения и, соответственно, когда это происходит, мы начинаем нести убытки, это процесс неизбежный, который при очередном утверждении тарифа заново рассматривается, если есть там убытки, они вкладываются в новый тариф, либо, если получается доход, то они нивелируются, снимаются. Доходы мы еще ни разу не получали, от дифференциации были только убытки. Поэтому тут предугадать невозможно.

По каким статьям расходов произошло снижение по вашей тарифной заявке? Кажется, у вас повышение закладывалось на 2,8 тенге?

А. З.: Департамент в рамках проведения экспертизы цены посчитал, что у нас необоснованно большие затраты по зарплате. Срезали именно в этой части и затраты по вознаграждению банков, две статьи. В основном зарплату, мы закладывали в нашу сбытовую составляющую только заработную плату, потому что она у нас не менялась с 2016 года по 2019 год фактически. Правилами вроде как предусмотрена индексация на уровень инфляции, каждый год она была, но за весь этот период зарплаты нам не дали, в сбытовой части нашей сокращение затрат произошло.

– Вы будете сокращать персонал?

А. З.: Нет, сокращать не будем. Мы работаем в рамках тех зарплат, которые были в 2016 году, у нас постоянно были намерения увеличить заработную плату, довести ее до уровня средней по отрасли в городе. Соответственно, для того, чтобы увеличить, нам нужно было поднять тариф на этот уровень. Пока нам на этот уровень увеличение не дают, поэтому мы работаем на уровне прежних зарплат, естественно, у нас с этим есть проблемы, понятно, это отток персонала постоянно, миграция квалифицированных кадров.

– Получается, на 1,5 тенге повышение тарифа на электричество будет?

Б. Т.: Да.

– Это именно для населения, для бизнеса – на два тенге получается?

Б. Т.: Здесь получается 10% роста для населения, 16% для прочих – бюджетных, юридических лиц. Эта вся информация была уже субъектами доведена в средствах массовой информации до потребителей.

Еще хотел бы отметить один момент, такой анализ небольшой провели. По населению с учетом того, что с 1 января 2020 года тепло выросло на 5%, водоснабжение и водоотведение на 10%, электричество на 10%, есть такой небольшой анализ, сколько будет платить население в однокомнатных, двухкомнатных квартирах по всем тарифам, с учетом теплоснабжения, электроснабжения, горячего теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения. Посчитав весь этот рост, можно увидеть, что с однокомнатной квартиры на двух человек с прибором учета разница составит по всем комуслугам всего 460 тенге в месяц. По двухкомнатной квартире – порядка 500 тенге на трех человек. Трехкомнатная на четырех человек – 627 тенге. Это учитывая отопительный сезон. Практически за трехкомнатную квартиру будет 600 тенге переплачивать семья.

– По дифференциации тарифов на электричество для бизнеса – для этой прослойки потребителей сильно повысили тарифы. Получается, она продолжит утекать к другим энергосбытовым организациям, по крайней мере, крупные потребители. В итоге все равно это будет как ком нарастать, и в следующем году, наверное, опять придется повышать из-за того, что будет меньшее количество потребителей среди юрлиц, которые субсидируют население практически. Может, нужно уравнять тарифы между бизнесом и населением, непонятно, почему бизнес должен платить больше, ведь он и налоги платит. В Алматы, к примеру, все одинаковый тариф платят. Такие разговоры были в акимате, это обсуждалось?

А. З.: Да, этот вопрос обсуждался. Не только в акимате, но и на уровне миннацэкономики. В настоящее время создана рабочая группа, которая будет этот вопрос обсуждать и рассматривать. Что касается убрать дифференциацию – здесь ее одномоментно убрать невозможно, потому что это сразу вызовет для населения высокий рост и поэтому тут либо рассмотрение вопроса какого-то поэтапного нивелирования разницы, постепенного роста для населения и снижения для юридических лиц, чтобы в итоге где-то на какую-то нулевую составляющую выйти, чтобы тариф был для всех одинаковый. Но это опять же нужно тогда делать какие-то определенные аналитические выводы, чтобы в законодательстве убрать эту дифференциацию либо ее оставить. Либо второй момент здесь уже составляющий, грубо говоря, тут рассматривается вопрос по преимущественному праву именно гарантирующего поставщика для приобретения более дешевой электроэнергии и так далее. На сегодняшний момент есть ряд буквально направлений для решения этой задачи – три или четыре. Они на стадии рассмотрения, я думаю, что в первом квартале уже будет каким-либо образом решено в той или иной степени, и какое-то нивелирование произойдет, может быть, какая-то более дешевая электроэнергия будет у гарантирующего поставщика. Гарантирующим поставщиком являемся мы – это тот субъект, который работает преимущественно с населением, все население у нас. И, чтобы выровнять все вещи, наверное, в первом квартале, я думаю, что этот вопрос уже будет решен. Какие-то выводы будут сделаны, и будут вноситься соответствующие изменения в законодательство.

– Как у гарантирующего поставщика какая у вас сейчас доля по квартирам в Нур-Султане?

А. З.: По населению у нас 95-96%, это такой показатель плавающий, потому что есть компании «Темиржолыэнерго», которая полностью свою часть города, район снабжает. А в городе это практически 100% населения наше.

– Насколько я понимаю, Астанинская энергосбытовая компания (АЭСК) себе забрала частный сектор. А какова в целом у вас доля по городу, сколько электроэнергии вы закупаете у «Астана-Энергия»?

А. З.: Если брать закупку у «Астана-Энергия», мы покупаем половину от общего объема, а половину мы покупаем на внешних источниках – Экибастузских ГРЭС-1, ГРЭС-2. Соответственно, тут еще дополнительно возникает транспортировка KEGOC – это затраты, которые непосредственно влияют на тариф и в связи с чем как раз-таки в рамках этой рабочей группы рассматривается вопрос о предоставлении преимущественного права именно от «Астана-Энергия» гарантирующему поставщику больший объем закупать здесь, чтобы было меньше внешнего закупа и меньше транзита по сетям KEGOC.

– При покупке у ГРЭС электричество проходит через Акмолинскую РЭК также?

А. З.: Да, электроэнергия проходит через сети трех РЭК – это национальная сеть KEGOC, потом Акмолинская РЭК и Астана-РЭК. В настоящее время уже достаточно длительный период весь этот год идут рабочие группы по реализации программы в рамках 51 шага по объединению двух РЭК – Акмолинской и Астана-РЭК, что по расчетам дает снижение тарифа на транзит в двух регионах сразу. Это целиком по Акмолинской области и в городе Нур-Султане. На данный момент эти совещания уже вынесены на более высокий уровень, там должны будут производиться определенные доклады, расчеты в полном объеме на уровне миннацэкономики, то есть вопросы целесообразности объединения. Предварительно все расчеты показывают, что это будет однозначное снижение в двух регионах, и, насколько я помню, следующее заседание рабочей группы состоится где-то в начале февраля, причем уже как бы даже не с последними выкладками, на основании которых уже будет приниматься какое-то определенное решение по объединению. Это тоже даст снижение порядка 5%.

– Если объединить генерацию, передачу и сбыт, это как-то снизит цену на электричество?

А. З.: Вся мировая практика и то, что было у нас. Генерация и РЭК всегда были разделены, в свое время до 1997 года, насколько я помню, занимались энергоснабжением. Но как раз-таки в рамках прозрачности тарифов, поскольку снабжение даже если находилось в структуре РЭК – оно существенных снижений никаких не несло, это был такой же самый департамент, с теми же самыми контролерами, может быть, там если несколько человек поменялось или перегруппировалось, то существенно не отразилось бы на самом тарифе. Но как раз-таки обусловлено это было мировой практикой и прозрачностью, чтобы возможно было вести, отделять разные виды деятельности друг от друга и целиком их тарифицировать, чтобы полностью понимать, поэтому это было сделано. И второй момент, поскольку РЭК – это субъекты естественных монополий, а мы всегда шли к развитию конкуренции в стране, поэтому энергосбытовые организации это продажи электрической энергии, это конкурентный рынок. Поэтому их тоже выделили, поскольку субъект естественных монополий не может находиться в конкурентной среде. У него вид деятельности вообще другой, и сфера, под которую он подпадает, законодательная, она другая.

– Сколько вы предлагаете объем преимущественного права закупа – 75%, 90%?

А. З.: Я не могу пока этого предлагать, поскольку в рабочую группу именно сам субъект не входит, поэтому на уровне государственных органов – они с точки зрения всех нормативно-правовых актов и законов, подзаконных, рассматривают этот момент, потому что сейчас, насколько я слышал, закон о естественных монополиях меняется, целиком даже в феврале планируют его, и оттуда пойдет изменение всех подзаконных актов. Поэтому я думаю, что это будет обсуждаться помимо того, что сейчас это пока что только в рамках госорганов, дальше это будет вынесено на Казахстанскую электроэнергетическую ассоциацию и прочие аккредитованные компании, которые участвуют в нормотворчестве. Соответственно, с учетом всех этих мнений будет выработан некий механизм, алгоритм, пока сказать, какой будет процент, сложно.

– С «Астана-Энергия» вы какие-то переговоры вели, чтобы они вам давали большую часть электричества, может, в акимате какие-то обсуждения были? Какая у них позиция?

Б. Т.: Здесь на уровне акимата эти разговоры велись. Курирующий заместитель рассматривал эти вопросы, чтобы большую часть предоставить, но есть и другие субъекты естественных монополий, в том числе которые напрямую берут у «Астана-Энергия», скажем, те же самые «Астана-Теплотранзит», «Астана су арнасы», освещение города. Все это закупается напрямую у станции «Астана-Энергия», соответственно, здесь как-то повлиять, чтобы больше давали «Астанаэнергосбыту» как гарантирующему поставщику, такой возможности нет.

А.З.: Только в рамках законодательства измененного.

– Вы говорили на слушаниях, что у нас в городе как минимум семь энергосбытовых организаций работает. В конце декабря был интересный кейс судебный, где департамент выиграл дело против двух энергосбытовых организаций – они продавали в цепочке электроэнергию друг другу, в итоге зарабатывали. Насколько я понимаю, согласно законодательству они не могут друг другу продавать. Если такие недобросовестные поставщики есть, может, их нужно убирать с рынка волевым решением?

Б. Т.: Здесь согласно законодательству запрещается реализация энергоснабжающей организации другой энергоснабжающей организации – это по заявлению еще прежнего департамента по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей, произошла реорганизация. В то время было обращение, мы рассмотрели. Да, был процесс судебный, наложены штрафы по 50 млн тенге на каждую организацию. На сегодняшний день деятельность одной из них уже приостановлена на основании того, что они сами подали к нам заявление о прекращении деятельности. Если таковые нарушения будут, конечно, они выявляются и, соответственно, прекращаются такие действия.

– Какой ценовой коридор у конкурентов «Астанаэнергосбыт» по юрлицам?

А. З.: У всех разный, более того, что у всех разный внутри каждой компании, он может быть для одного предприятия быть один, для другого другой. Это предприятия, субъекты, которые не регулируются уполномоченным органом, у них нет единого тарифа, и в рамках конкуренции между собой уже кто как с кем договорится, такой тариф и устанавливается. Где-то он, по-моему, на тенге или чуть больше тенге ниже, чем у нас.

– Аким обещал, что будет повышение зарплаты работникам «Астана-РЭК». Это как-то отразится на тарифе, они будут закладывать туда это?

Б. Т.: Тариф утвержден по 2020 год, поэтому его изменение не ожидается в сторону увеличения. Только в рамках действующих тарифов, дополнительного увеличения тарифов в 2020 году не ожидается.

– По АСКУЭ (автоматизированная система коммерческого учета электроэнергии – Ред.) – «Астана-РЭК» внедряла его, бешеные деньги затрачивались, большую часть тарифной заявки занимали. Это как-то повлияло на их снижение затрат, контролеры ведь меньше нужны будут, дистанционно все показания будут доставляться?

Б. Т.: АСКУЭ на сегодняшний день еще не завершена программа полностью по РЭКу. Те мероприятия, которые были заложены в инвестиционной программе, они исполняются. Ежегодно каждый субъект нам предоставляет отчет об исполнении, к примеру, до начала мая этого года о проведенных мероприятиях в прошлом году. Если произошло неисполнение, соответственно, будет компенсирующий тариф. Поэтому эти моменты нами контролируются. Да, если полностью город обвяжут АСКУЭ, соответственно, некоторые мероприятия будут исключены в дальнейшем.

Читайте по теме. Какие тарифы на услуги ЖКХ ожидать казахстанцам в 2020 году

inbusiness.kz

Print Friendly, PDF & Email