АЭС и Казахстан – быть или не быть?

«Казахстану нужна атомная станция – Токаев» — Глава государства высказался о строительстве атомной электростанции в Казахстане, выступая на Восточном экономическом форуме.

В Послании я поставил задачу всесторонне изучить возможность создания в Казахстане атомной энергетики. Важно в должной мере учесть насущные потребности государства, включая граждан и бизнес. Я сам считаю, что пришло время предметно рассмотреть данный вопрос, поскольку Казахстану нужна атомная станция, — сказал Касым-Жомарт ТОКАЕВ.

Напомним, вопрос строительства АЭС в Казахстане поднимался не раз.

1 сентября президент в своем Послании отметил, что к 2030 году в стране будет дефицит электроэнергии. Поэтому он поручил в течение года правительству и холдингу «Самрук-Казына» изучить возможность развития в Казахстане безопасной и экологичной атомной энергетики.

Шокан АЛКАБАЕВ – ««Вновь заговорили об АЭС». Как возрождается атомная энергетика Казахстана» — В Казахстане вновь заговорили о возможном строительстве атомной электростанции. Причем в последние годы эта тема все чаще и чаще обсуждается на самом высоком уровне. На территории страны ранее уже функционировало подобное сооружение, но еще 20 лет назад его начали выводить из эксплуатации. Этот процесс будет продолжаться еще как минимум 30 лет, а власти страны все еще не могут определиться, нужна ли Казахстану новая АЭС и где она будет располагаться. Однако, судя по последним новостным сводкам, чиновники уже близки к решению данного вопроса. О том, как в республике возрождают атомную энергетику, читайте в материале Tengrinews.kz.

Впервые вопрос о возведении новой атомной электростанции в Казахстане поднимали еще в середине 90-х годов. Еще одна АЭС на территории страны должна была заменить уже существующую в Актау. К тому времени последнюю после 25 лет безаварийной работы приостановили и начали планомерно выводить из эксплуатации в связи с тем, что реактор выработал свой ресурс.

С того времени прошло несколько этапов обсуждения, планы по строительству новой АЭС рассматривали на различных уровнях. Однако во время всех дискуссий и попыток запустить проект в разработку данная инициатива сталкивалась с сопротивлением как со стороны жителей, так и некоторых экспертов.

Этап I. Впервые идею о необходимости построить еще одну атомную электростанцию в 1997 году высказал занимавший пост министра образования и науки Владимир ШКОЛЬНИК. Он отметил важность строительства новой АЭС вместо устаревшего энергоблока Мангистауского атомного энергокомбината. Тогда же компетентные органы стали изучать этот вопрос. Наряду с западным регионом рассматривался берег озера Балхаш с одноименной атомной электростанцией. А точнее, это был поселок Улькен в Алматинской области, который появился на карте в начале 80-х. Там ранее хотели построить Южно-Казахстанскую ГРЭС, но окончательного решения по ней так и не было принято.

Этап II. По прошествии времени о новой АЭС всерьез во второй раз заговорили в середине 2000-х. Когда вопрос строительства атомной электростанции снова обрел актуальность, чиновники обратили внимание на Актау, то есть на Мангистауский атомный энергокомбинат. Его сотрудники считали, что построить новую станцию на базе актауского реактора было бы проще, чем на новом месте. Не все были согласны с этим мнением, но тем не менее в 2006 году правительство приняло постановление о подготовке строительства АЭС на месте бывшего МАЭК.

Незадолго до принятия этого решения в конце 2008 года некоторые жители и активисты Актау выступили против строительства АЭС. На организованных по этой теме общественных слушаниях несогласные устроили акцию протеста. Они не давали выступающим говорить, выкрикивая лозунги «Нет АЭС в Актау», «Студенты против АЭС в Актау».

Этап III. Весной 2011 года в результате разрушительных землетрясений на японской АЭС «Фукусима» произошла утечка радиации. Несмотря на это, казахстанские чиновники заявили, что не будут сворачивать программу развития атомной энергетики, но решили учесть опыт «Фукусимы» при строительстве атомной электростанции. Так, было принято решение провести в стране дополнительную экспертизу безопасности проектов ядерной энергетики.

Летом того же года стало известно, что в Казахстане АЭС намерена построить Южная Корея. А японские компании заинтересовались в получении в Казахстане конечного продукта для своих атомных электростанций.

Осенью 2011 года было сообщено о принятии в стране новой программы энергетического развития. После этого госсекретарь Канат САУДАБАЕВ заявил, что Казахстан готовится к строительству АЭС. После этого отечественные экологи вновь призвали объявить мораторий на строительство станции в Актау. Однако тогдашний министр индустрии и новых технологий Асет ИСЕКЕШЕВ заявил, что Казахстан не откажется от атомной энергетики. А глава «Самрук-Казына» Умирзак ШУКЕЕВ отмечал, что стране надо быстрее определиться с вопросом строительства АЭС.

Однако самый известный противник ядерной энергии Олжас СУЛЕЙМЕНОВ выразил надежду, что в Казахстане не будет строиться АЭС.

Этап IV. Самая активная фаза в деле сооружения атомной станции в Казахстане началась в 2013 году. Тогда Первый Президент Казахстана Нурсултан НАЗАРБАЕВ поручил правительству определиться с местом строительства атомной электростанции. Тогда же стало известно, что японцы помогут с развитием АЭС в Казахстане.

В 2014 году были заключены меморандумы с «Росатомом» и японской стороной. Однако переговоры не привели ни к чему: строительство АЭС в Казахстане отложили на неопределенный срок. А в 2015 году в ходе переговоров Нурсултана Назарбаева с премьер-министром Японии Синдзо Абэ было достигнута договоренность, что строить АЭС будет японская компания.

Тем не менее в ноябре 2016 года министр энергетики Канат БОЗУМБАЕВ заявил, что в силу избытка электроэнергии Казахстан как минимум до 2023 года не будет строить АЭС. По словам экспертов, неопределенность по основному поставщику технологий — это либо нерешительность определенных лиц в принятии ответственного решения, либо попытка сбить цену.

Этап V. Весной 2019 года президент России Владимир ПУТИН вновь поднял тему строительства атомной электростанции. Президент Касым-Жомарт ТОКАЕВ позже заявил, что без учета мнения населения решение о возведении АЭС в стране не примут. Тогда сообщалось, что Казахстан изучает предложения из пяти стран.

Этап VI. В мае 2021 года Касым-Жомарт Токаев заявил, что преждевременно и ошибочно окончательно списывать со счетов атомную энергетику в Казахстане. По его словам, весь развитый мир полагается на атомную энергию.

Мадина МЕИРМАНОВА – «Атомная дилемма» — В Послании народу Президент затронул интересную, важную и очень спорную, несмотря на актуальность, тему “озеленение экономики” и поиск альтернативных источников энергии. В том числе и мирный атом.

В Казахстане традиционно энергия зиждется на угольных источниках. И единственная возможная адекватная замена углю по мощностям и цене — это атом. Именно так считает Президент: “Мировой опыт подсказывает наиболее оптимальное решение — это мирный атом. Понимаю, вопрос непростой, поэтому к его решению нужно подойти максимально рационально, без домыслов и эмоций”.

Токаев дал год на “изучение возможности развития в Казахстане безопасной и экологичной атомной энергетики”, а также “рассмотреть с точки зрения развития инженерного дела, формирования нового поколения квалифицированных инженеров-атомщиков”.

В общем, в очередной раз власти страны возвращаются к теме строительства в стране атомных станций.

Тема эта, как известно, очень спорная. Против АЭС выступает общественность. И, собственно, этот спор с обществом тянется уже не первое десятилетие. Даже при том, что уже не раз заявляли — “решение принято” и “место выбрано”.

Например, в 2010 году сообщали о том, что Астана и Москва договорились о сотрудничестве в строительстве АЭС. Потом еще раз — в 2014 году, когда две страны подписали меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в сооружении АЭС на территории Казахстана. И еще раз в 2018-м, когда заявляли уже о двух атомных станциях (в Курчатове и на Балхаше). И снова речь шла о том, что казахстанские станции будут оснащать российскими реакторами (за право поставок, кстати, очень долго боролись французские и японские производители). А в 2019-м Владимир ПУТИН во время переговоров с Касым-Жомартом ТОКАЕВЫМ в Москве “предложил” построить в Казахстане атомную электростанцию по российским технологиям. В этом же году выяснили, что Министерство энергетики Казахстана еще “изучает реакторные технологии США, Южной Кореи, Франции, Китая, России и других стран”, а решение по строительству АЭС в РК не принято.

Но вернемся к дефициту. Покрывать его в Казахстане возможно за счет строительства новых парогазовых и гидроэлектростанций. С газовыми еще проще, а вот с гидро у нас не ахти — воды в стране и так не хватает, а если еще и перекрывать реки станциями, то будет совсем нехорошо.

Вот и получается, что у РК остается все меньше и меньше времени до точки невозврата — начала дефицита энергии. Если взять за момент Х 2030 год, то строительство АЭС должно начаться не позднее 2024-го — средний срок строительства атомных электростанций составляет 6-8 лет.

А это значит, что властям все-таки придется принять решение: быть мирному атому в стране или нет. И либо начинать строить станцию, либо срочно придумывать иные источники “пропитания” экономики.

Арыстан ЖУАСОВ – ««Китайский синдром» на Балхаше?» — «Есть мнение, что, на самом деле, проблема не столько энергетическая, сколько политическая,- считает публицист и общественный деятель Сергей ДУВАНОВ на своей странице в Фейсбук. — Сегодня АЭС в Казахстане выгодна России и Китаю, Россиянам, во-первых, потому что они будут эту АЭС строить и обслуживать, а во-вторых, это позволит создать дополнительный фактор зависимости Казахстана от России. Китайцам, учитывая, что они облюбовали Казахстан для майнинга криптовалют, это тоже в струю».

Конечно, АЭС выгодна Казахстану. Но у этой выгоды есть большая рискованная составляющая — угроза повторения Чернобыля и Фукусимы, предупреждает Дуванов.

А журналист Вадим БОРЕЙКО на своем ютуб-канале «Гиперборей» рассказал о нескольких локальных рисках, которыми чревато строительство АЭС в посёлке Улькен на Балхаше…

К рискам, озвученным Вадимом Борейко, кандидат физико-математических наук Эльдар КНАР, на своей странице в «Фейсбуке», добавил еще несколько, отметив, что при строительстве и эксплуатации АЭС в Казахстане не будет первостепенных и второстепенных рисков. Все риски будут первостепенными!

«Итак: КОРРУПЦИЯ… Некоторые очень умные россияне и казахстанцы, аргументируя необходимость АЭС, кивают, что, вот, мол, в России есть АЭС и россияне умеют их строить. Увы, АЭС умели строить СССР и свеженькая пост-советская Россия. А современная надувная и коррумпированная Россия может строить АЭС только с очень большими рисками.

ПРОФЕССИОНАЛИЗМ… В обычном режиме атомная электростанция — более экологичная, чем, например, тепловая (угольная) или гидро-электростанция. Но при этом «эксперты» забывают сказать, что нет такого механизма, который бы не ломался. И в аварийном режиме экологический и техногенный ущерб от АЭС на порядки превышает ущерб от угольных или гидростанций.

Подавляющая часть АЭС построена и действует в технологически развитых странах. В Африке АЭС нет вообще (если не считать одну АЭС в ЮАР). Не строят АЭС там, где нищета и коррупция! На большей части Азии АЭС также практически нет.

«В коррумпированном, нищем и отсталом Казахстане мелкие, крупные и глобальные катастрофы на АЭС – НЕИЗБЕЖНЫ,- уверен Эльдар Кнар. — Но исправлять их будет некому, потому, что местные, как правило владеют только навыками нажимать кнопки, но не владеют навыками исправлять сломанные кнопки».

Петр СВОИК – «Свет АЭС в конце туннеля» — Коль скоро вопрос АЭС в Казахстане переведен в практическую плоскость, всплеск экспертных мнений и сшибка общественных страстей вокруг того, насколько нам нужна атомная энергетика, насколько она опасна или безопасна, насколько нашим кадрам посильна или непосильна, будут теперь только нарастать.

В нашем случае помимо чрезвычайно важной собственно энергетической и экономической основы такого проекта он тоже несет самую высокую геополитическую нагрузку, задающую соотношение сил и связку партнеров во всем Евразийском регионе на десятилетия вперед. А потому, согласитесь, чтобы плодотворно спорить о политическом и где-то даже мировоззренческом национальном выборе в связи с АЭС, спор надо бы опереть на одинаковое понимание сторонниками и противниками реальной матчасти — нынешнего состояния электроэнергетики Казахстана и стоящих перед ней вызовов…

Вот как ловко, скажет недовольный читатель, обозреватель “Времени”, запутав арифметикой, вывел на то, что в конце туннеля нам светит только АЭС. Не спешите. Есть и другие выходы. Можно элементарно покупать недостающее в России. А еще — внимание! — после ввода АЭС в Узбекистане нам хотя бы ради выполнения Парижских квот придется принимать энергию оттуда. Физически еще советские электрические связи между всеми центральноазиатскими государствами в наличии, фактически же энергосистемы больше варятся в собственном соку. Но появление Узбекской АЭС кардинально меняет всю такую электросуверенность. Ташкент уже начал движение к статусу энергетического, и не только, лидера в Центральной Азии, и у противников атомной энергетики в Казахстане широкий выбор, от кого мы собираемся больше зависеть.

Читайте по теме. Джакишев ответил, где лучше всего разместить АЭС в Казахстане

zonakz.net

Facebook Comments
Print Friendly, PDF & Email