Эксперты еще раз оценили идею строительства АЭС в Казахстане

В Казахстане спустя два года вновь заговорили об идее строительства атомной электростанции. Причем снова об этом высказались на самом высоком уровне. Что изменилось с момента последнего обсуждения и какова ситуация на данный момент? Об этом рассказали эксперты в области атомной энергетики.

Энергетик, экономист и экс-глава KEGOC Асет Наурызбаев сравнил атомную электростанцию с дилижансом в эпоху автомобилей.

“У россиян большой завод по производству дилижансов. И вот они всеми силами пытаются всем продать дилижансы. Иначе придется закрывать заводы, а в России уже целая отрасль работает над этим. Это производство они не могут содержать в рамках одной страны, поэтому россияне хотят расшириться. Потому что ради 20 дилижансов сохранять это хозяйство очень дорого выходит. Но нам зачем эти дилижансы, когда весь мир давно уже ездит на автомобилях. Последние мы умеем ремонтировать и управлять ими – у нас есть инфраструктура для этого”, – считает он.

Специалист считает, что в Казахстане нет дефицита электроэнергии. Однако он просит не забывать о нарастающем спросе на нее. Наурызбаев напомнил, что на данный момент энергосистема страны состоит из угольных, газовых и гидростанций. Также есть три процента возобновляемой энергетики.

“Но если мы говорим о будущем, то покрывать нарастающий спрос, очевидно, нужно возобновляемыми источниками энергии как самыми чистыми и дешевыми. Сейчас самая дешевая электроэнергия к нам будет приходить с солнечной электростанции. Сам Президент заявляет, что долю возобновляемой энергетики нужно увеличить до 15 процентов. Но я не знаю, вырастет ли спрос на столько процентов, чтобы закрывать этот спрос еще и атомной энергией. Если мы в ближайшие 10 лет построим 15 процентов возобновляемой энергетики, то атомная энергия и не нужна будет”, – добавил Наурызбаев.

По его словам, сама атомная электростанция несет в себе большие риски, связанные как с логистическими, так и экологическими проблемами.

“Сейчас АЭС планируют построить на берегу озера Балхаш – это семь километров от автомобильной дороги. Если происходит ядерная авария, то перекрывается 30-километровая зона и никто не сможет заехать на эту территорию. Поэтому в случае этого сценария будет перекрыта и автомобильная, и железнодорожная дороги. Это приведет к прекращению сообщения между Нур-Султаном и Алматы, то есть между севером и югом страны.

Вообще, использование атомной энергетики порождает огромную массу новых проблем. Во-первых, экосистема Балхаша и сейчас находится не в очень устойчивом состоянии, потому что идет обмеление озера. Его глубина находится на критической отметке. И появление рядом АЭС, даже если не будет радиоактивных взбросов, и выделяемая из нее горячая вода будут негативно воздействовать на и так слабую экосистему Балхаша”, – сказал эксперт.

Подводя итоги, Асет Наурызбаев заявил, что АЭС “и дольше строится, и дороже, и грязнее, и опаснее”.

“У атомщиков есть такое замечательное выражение – “запроектная авария”. Это означает, что каким бы безопасным они ни пытались сделать реактор, все равно существует авария, которую они не могут предусмотреть. Это было и на Чернобыле, и на Фукусиме. Они думали, что все предвидели, но оказалось, что есть аварии, которые они не предусмотрели. Поэтому это непредсказуемые вещи – они не могут с этим справиться. Вдруг случится землетрясение и сразу наводнение одновременно – все, произойдет взрыв и загрязнение окружающей среды на 1000 лет”, – подытожил он.

Прямо противоположное мнение об идее строительства АЭС имеет исполнительный директор Научно-технического центра безопасности ядерных технологий Ирина Тажибаева. По ее словам, ранее Президент Касым-Жомарт Токаев и правительство Казахстана выдвинули доктрину “безуглеродного развития страны до 2060 года”. Сейчас эксперты обсуждают этот документ.

“Чтобы до этого времени реализовать данную доктрину, надо развивать альтернативные виды энергии и безуглеродную энергетику: это солнечная, ветровая и атомная. Последняя тоже является зеленой энергетикой, потому что нет вредных выбросов. И если мы хотим жить, пользуясь всеми благами современного мира, основу которого составляют электричество и тепло, у нас нет другого выхода.

Потому что к 2030 году, по расчетам специалистов, у нас будет возникать дефицит электроэнергии. Его никак нельзя покрыть за счет ветряной и солнечной энергетики, так как это малая энергетика. Надо иметь базовую энергетику, которой являются угольная, газомазутная и атомная.

Также Казахстан подписал Парижское соглашение об изменении климата, регулирующее меры по снижению содержания углекислого газа в атмосфере с 2020 года. Поэтому нам нужно постепенно закрывать угольные станции, переходить на газомазутные станции. Но последние выходят дороже, чем угольные, поэтому цена за электричество возрастет. Газ можно использовать для других целей: переработки нефтепродуктов и так далее. В этой связи нужно развивать атомную энергетику, так как в мире еще не придумали ничего другого базового”, – сообщила она.

Специалист рассказала, что на данный момент самой дешевой электроэнергией является та, которую вырабатывают угольные станции. А электричество из газовой обходится дороже – примерно на 10 процентов, отметила она. Тажибаева сообщила, что цены за электроток, сформированные в атомной электростанции, вначале будут дороже, но потом будут окупаться в зависимости от срока эксплуатации.

“Чем дольше ты будешь эксплуатировать АЭС, тем дешевле будет энергия. И если использовать не один, а несколько блоков при одной инфраструктуре, то эта электроэнергия будет гораздо дешевле. То есть при запуске АЭС электричество подорожает, но постепенно оно будет дешеветь и почти придет к уровню того, что было при угольной станции. Даже если будет дороже, то стоимость ненамного будет превышать угольную. Зато не будет выбросов углекислого газа и других вредных веществ. Поэтому этот вопрос нужно рассматривать в комплексе”, – добавила эксперт.

Пользу атомной электростанции Ирина Тажибаева показала на примере Алматы. По ее словам, вырабатываемая сейчас здесь электроэнергия сильно вредит экологии города.

“В последнее время некоторые люди очень часто стали спекулировать по поводу глобального потепления. Но, в принципе, в этом-то правда есть. Действительно же, климат у нас меняется. И дело даже не в климате. Вот, к примеру, у нас обещают нашу ТЭЦ перевести на газ. Это правильное решение, потому что в Алматы дышать-то нечем. Это всем известно, здесь даже потепление ни при чем. Просто невозможно дышать.

Потому что основной уголь, который сейчас сжигается на ТЭЦ, добывается на Экибастузе. А у него очень высокая зольность – половина угля при сжигании идет в воздух. Помимо этого, в угле есть различные примеси, включая уран, торий и долгоживущий изотоп калий-40. Так что это тоже не сильно экологически чистый материал. Поэтому надо выбирать: или дешевле платить за электроэнергию из угольной станции и дышать этой гарью, или чуть дороже платить за электричество из АЭС и дышать чистым воздухом”, – озвучила свое мнение она.

Также эксперт рассказала, стоит ли казахстанцам бояться атомной электростанции, которую предлагают построить на территории нашей страны. Она заявила, что если строить АЭС, то нужно выбирать более современные реакторы поколения 3 или 3+.

“В этих реакторах заложены системы внутренней присущей безопасности. В целом к атомной энергетике отношение совсем другое. Потому что здесь должны соблюдаться все принципы безопасности: глубокая эшелонированная защита, различные барьеры и так далее. Все это проверяется и охраняется: есть и физическая защита, и различные департаменты, которые занимаются отдельными вопросами безопасности – ядерной, радиационной, физическо-ядерной и так далее. Это более разветвленная схема администрирования, которая позволяет нам надеяться и быть уверенными, что это станция будет работать безопасно”, – поделилась Тажибаева.

Свое видение также высказал энергетик Тимур Жантикин. Сейчас он является генеральным директором акционерного общества “Казахстанские атомные электрические станции”. Именно этой компании поручили изучить вопрос строительства АЭС в Казахстане.

“После разговоров о возведении атомной электростанции в стране, которые были весной 2019 года, было распоряжение премьер-министра. Нужно было рассмотреть два района для возможного размещения АЭС: это Курчатов и Улькен. Мы эту работу провели, доложились правительству, и на этом все закончилось. Но все это время у нас, по расчетам Минэнерго, не прогнозировалось дефицита электроэнергии. Однако относительно недавно заговорили о том, что дефицит все-таки рисуется. Это был первый толчок для возобновления разговоров об АЭС.

Вторая причина заключается в активных действиях европейских стран, которые начали попытки по введению углеродного налога. Они начали считать углеродный след, и теперь с 2022 или 2023 года на товары, которые завозятся в Европу, вводятся дополнительные налоги. Эта специальная пошлина учитывает, сколько было сделано углеродных выбросов при производстве этой продукции. Список таких товаров будет расширяться, и это серьезно ударит по экспорту Казахстана, у нас могут быть большие потери. Поэтому у нас, видимо, и активизировали размышления о том, как снизить углеродоемкость нашей энергетики”, – считает специалист.

Проект обсуждения о возможном возведении АЭС в Казахстане, как он отметил, пока находится на нулевой стадии. Ранее Жантикин вместе с коллегами разработали первый раздел, то есть маркетинговый, технико-экономического обоснования. Эксперты осмотрели два предполагаемых района строительства, изучили местность и провели разного рода обследования. Также были исследованы типы реакторов, которые сейчас имеются на рынке.

“В 2019 году шесть иностранных компаний предоставили свои варианты технико-экономического предложения. Участвовали российский “Росатом”, тайцы, корейцы, французы и две американские компании. Данный документ ни к чем не обязывает, но дает представление о технических и стоимостных характеристиках различных проекторов. Их средняя стоимость составляет коммерческую тайну, но это сравнимо с обычными тепловыми станциями”, – добавил он.

Эксперт отметил, что сейчас нет строгих требований по использованию реакторов поколения 3+ или других.

“Мы стараемся, чтобы казахстанцы не беспокоились, когда вопрос касается строительства АЭС. Но здесь ведь тоже, как и в любой другой сфере. К примеру, мы же покупаем чужие самолеты, но не знаем, долетит ли он до места назначения или нет. Производитель пишет, что долетит и вероятность аварий такая-то. И в гражданской авиации такая вероятность на порядок хуже, чем вероятность аварии на АЭС. Но тем не менее мы же продолжаем летать. Да и я сам несколько раз попадал в ситуации, когда самолет совершал аварийное возвращение из-за поломки.

Поэтому вероятность того, что какие-то сбои и отказы будут, она есть. Как и любое технологическое оборудование, безотказного ничего не бывает. Допустим, когда ездишь на машине, тоже бывают же отказы. А при изучении проекта по строительству АЭС мы говорим о вероятности тяжелой аварии, чтобы не было таких последствия, как на Чернобыле или Фукусиме, где были реакторы старого поколения”, – отметил специалист.

Тимур Жантикин сообщил, что сейчас идет работа по актуализации маркетингового раздела ТЭО строительства АЭС в Казахстане. Позже он будет предоставлен правительству страны. Ориентировочно это произойдет в конце этого года или в начале следующего.

“Нам нужно снижать углеродный след, и в первую очередь это надо делать в энергетике. А базовая станция, которая позволить снизить, это атомная. Потому что рек у нас не так много, поэтому гидроэлектростанций много не поставишь”, – подытожил эксперт.

Читайте по теме. АЭС в Казахстане: сможем ли обойтись без нее и какие есть альтернативы

tengrinews.kz

Facebook Comments
Print Friendly, PDF & Email

Просмотров: 20