Как Литва привела страны Балтии к независимости от российского газа

Газопровод GIPL интегрировал три балтийские страны и Финляндию в единый газовый рынок ЕС и сейчас очень помогает Польше. Но это пока еще не полный отказ от российской энергии. Вблизи литовской деревни Яунюнай можно увидеть несколько желтых труб, которые как бы выныривают из-под земли и сразу же вновь в нее погружаются. Это и есть GIPL – Gas Interconnection Poland – Lithuania. Интерконнекторами называют газопроводы, соединяющие национальные газотранспортные системы соседних стран. С мая 2022 года этот газопровод мощностью 2,3 млрд кубометров в год и длиной чуть более 500 километров позволяет качать природный газ как из Польши в Литву (которая, в свою очередь, соединена с Латвией, Эстонией и Финляндией), так и в обратном направлении.

Задача интеграции стран Балтии в газопроводную сеть ЕС решена

Так что GIPL – это не просто польско-литовская газовая смычка. Этот инфраструктурный проект соединил северо-восточный регион Евросоюза с центральноевропейским (Германия, Польша, Чехия, Словакия) и тем самым фактически со всем внутренним газовым рынком ЕС. Иными словами, это проект общеевропейского, а не просто регионального значения. Отсюда и готовность Брюсселя выделить на его реализацию свыше 276 млн евро при общей стоимости около 558 млн евро.

Раньше страны Балтии были в Евросоюзе своего рода “энергетическим островом”, напомнил в беседе с DW Ромас Швядас, в прошлом – литовский дипломат при ЕС и заместитель министра энергетики Литвы, а сегодня – бизнес-консультант. Островом, с советских времен зависящим от поставок газа из России, за который здесь приходилось платить больше, чем, к примеру, в Германии. Задача, указал эксперт, состояла в том, чтобы “интегрировать три балтийских государства в энергетическую систему и трубопроводную сеть континентальной Европы”.

А уж в каком направлении качать затем голубое топливо – это всякий раз будут оперативно решать участники рынка в зависимости от спроса и предложения. Так, в первые недели эксплуатации GIPL поток идет из Литвы в Польшу, поскольку в конце апреля “Газпром” в одночасье перекрыл ей газ, а способный полностью заменить поставки с востока мощный газопровод Baltic Pipe для импорта из Норвегии войдет в строй лишь осенью. Тогда газ вполне может пойти в обратном направлении, из Польши в Литву.

Дорог интеррконнектор в момент отключения газа

“GIPL соединяет страны Балтии с остальной Европой. Но тем самым он соединяет их и с проблемами Европы”, – подчеркнул в беседе с DW консультант по энергетическим вопросам и президент Литовской конфедерации возобновляемой энергетики Мартинас Нагевичус.

Он опасается дальнейшего роста цен в регионе, ведь Западная Европа стремится сейчас как можно быстрее снизить зависимость от российского газа, но найти ему замену довольно трудно: свободных объемов сжиженного природного газа (СПГ) на мировом рынке в настоящее время не так много. А ведь на него рассчитывают и страны Балтии – не только Литва, у которой уже есть приемный терминал в Клайпеде, но и Эстония, планирующая до конца 2022 ввести в строй плавучий СПГ-терминал, арендованный совместно с Финляндией.

Для Польши, в свою очередь, ввод в строй GIPL произошел как нельзя кстати. Когда около десяти лет назад начиналась активная подготовка этого проекта, мало кто предполагал, что газопровод в момент сдачи в эксплуатацию окажется для одного из партнеров прямо-таки жизненно необходимым. Поэтому польский президент Анджей Дуда на церемонии официального пуска интерконнектора 5 мая особо поблагодарил всех, кто содействовал завершению строительства “в то самое время, когда нам поставки газа, действительно, очень нужны”.

Литва идет к газовой независимости от России с 2014 года

На том же торжественном мероприятии президент Литвы Гитанас Науседа заявил, что “война России против Украины подтвердила наш многолетний опыт: Россия не была и не является надежным партнером”. В Литве, к примеру, хорошо помнят, как в 1990 году, когда тогда еще советская республика заявила о своем стремлении обрести независимость от СССР, Москва перекрыла ей поставки нефти – и пришлось вводить ограничения на продажу бензина и останавливать некоторые промышленные производства.

“У нас сложная история и сложные отношения с нашими восточными соседями. Мы, литовцы, всегда настороженно относились к России и Беларуси. Это во многом объясняет, почему Литва вкладывалась в проекты, связанные с энергетической безопасностью”, – указал Мартинас Нагевичус.

Ключевым проектом в газовой сфере стал плавучий терминал по приему и регазификации СПГ, который вошел в строй в порту Клайпеды в конце 2014 года. Сегодня он обеспечивает газом, поступающим главным образом из США и Норвегии, не только литовский, но и латвийский и эстонский рынки, а также мощное (2,3 млрд кубометров) Инчукалнское подземное хранилище газа (ПХГ) в Латвии, которым пользуются все три балтийские страны.

Немалую роль сыграло также значительное сокращение потребления голубого топлива. Так, каждое второе домохозяйство в Литве подключено к центральному отоплению, которое долгое время работало исключительно на российском газе. Но уже в 2020 году, по данным литовского отраслевого объединения, его доля упала до 17%, а 80% пришлись на биомассу.

Так что страны Балтии были готовы к тому, чтобы 1 апреля вслед за Литвой полностью прекратить импорт российского газа. “Если мы это можем, то остальная Европа это тоже сможет”, – написал тогда в Twitter, обращаясь к партнерам по ЕС, литовский президент Гитанас Науседа.

Как долго еще страны Балтии будут подключены к энергосистеме России?

Вполне решаемой представляется и задача прекратить использование российской нефти. Куда сложнее, предупредил в беседе с DW Мартинас Нагевичус, президент Литовской конфедерации возобновляемой энергетики, будет отказаться от электроэнергии из России. При вступлении в ЕС в 2004 году Литва обязалась в течение пяти лет отключить Игналинскую АЭС, где работал реактор чернобыльского типа.

В результате сегодня страна на две трети зависит от импорта электроэнергии. Правительство сделало ставку на возобновляемые источники энергии, но их развитие – длительный процесс: доля ВИЭ в электроэнергетике должна вырасти с нынешних 25% до 93% лишь к 2035 году.

Ситуация усугубляется тем, что все три балтийские страны по сей день, спустя более 30 лет после обретения политической независимости от СССР, все еще подключены к российской энергетической системе, а не к энергосистеме ЕС, хотя некоторые линии электропередачи в западном направлении уже проложены.

В новой геополитической ситуации Литва добивается от Евросоюза пересмотра действующего плана, согласно которому страны Балтии будут подключены к европейским сетям лишь в 2025 году. На церемонии ввода в строй газопровода-интерконнектора GIPL президент Науседа предложил в качестве нового временного ориентира 1-й квартал 2024 года. При наличии политической воли определенные проекты можно завершить “быстрее, чем запланировано”, подчеркнул он.

FaceNews

Facebook Comments
Print Friendly, PDF & Email

Просмотров: 162