Кто выиграет от двукратного повышения тарифов ЖКХ в России?

тарифы на коммунальные услуги

В 2018 году Госдума приняла несколько новых законов, регулирующих отношения в сфере ЖКХ в России и в какой-то степени облегчающих жизнь гражданам. Но в 2019 году потребители будут больше платить за все жилищно-коммунальные услуги.

Январь начался с повышения тарифов, продолжения мусорных протестов и взрывов газа в жилых домах. Впрочем, не все происходившие за последний год события в коммуналке отличались драматизмом.

НДС ОБИДЕЛ ВСЕХ

В 2019 году тарифы ЖКХ проиндексируют два раза. Первое повышение на 1,7% уже прошло в январе, второе – на 2,4% – ожидается в июле. Такое решение было принято в связи с увеличением ставки НДС с 18 до 20% и касается только 2019 года, в следующем году вернется обычный порядок – тарифы будут повышаться один раз.

Это было сделано, «чтобы сразу же не превратить ресурсоснабжающие предприятия в должников по уплате налога, – объясняет Ирина Генцлер, директор направления «Городское хозяйство» фонда «Институт экономики города». – В этом году повышение выплат по новой ставке НДС отъест почти половину от того прироста выручки, которого коммунальные предприятия могли бы ожидать от плановой индексации тарифов».

Юрий Кочетков, председатель ассоциации управляющих организаций «Бурмистр», считает, что таким образом ресурсоснабжающие организации (РСО) переложили свои расходы на собственников помещений. А вот у управляющих организаций права на автоматическое включение дополнительного НДС в размер платы за содержание жилого помещения в отличие от РСО не возникло, и они получили убытки.

В проигравших оказалось и население. По мнению Константина Крохина, председателя Союза жилищных организаций Москвы, любое повышение тарифов, когда система их образования непрозрачна, вызывает протест. Ведь коммунальные компании, как утверждает эксперт, несут гораздо большие потери в сетях (до 40%), чем от роста НДС (4,5%). Эти потери скрываются в тарифе на тепло, а нагрузка перекладывается на плечи потребителей. Но эффективность затрат и менеджмента монополий почему-то не обсуждается.

Эксперты расходятся в оценке итогового роста тарифов для граждан. Июльское повышение тарифов не будет равномерным, оно зависит от утвержденного правительством регионального индекса. В Москве, например, это – 4,8%, а за год выходит 6,5%. По мнению Галины Хованской, председателя комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ, которым она поделилась на пресс-конференции в МИА «Россия сегодня», рост может составить и 6-7%, а то и до 8%.

Генцлер считает, что общее повышение ежемесячной платы за коммунальные услуги, которое в июле 2019 года составит 4,1%, соизмеримо с повышениями тарифов в предыдущие годы. Так, в июле 2018 года коммунальные тарифы были повышены в среднем по стране единовременно на 4%.

РЕФОРМА И ПРОТЕСТЫ

С нового года в российских регионах должны появиться операторы, ответственные за вывоз, переработку и раздельный сбор мусора. Для трех городов федерального значения (Москва, Санкт-Петербург и Севастополь) переход отложен до 2022 года. Первые признаки реформы граждан не обрадовали – появились временные свалки, вывоз мусора подорожал, народ отметил нововведение протестами. Изменился принцип формирования тарифа: раньше расчет зависел от площади квартиры, теперь – от количества проживающих. «Ставка платы за вывоз и утилизацию мусора ушла из платы за содержание и ремонт жилья. Вместо нее появилась новая коммунальная услуга – «обращение с твердыми коммунальными отходами» (ТКО)», – добавляет Александр Костюков, гендиректор компании «Домком инвест».

Эксперты сходятся в том, что реформа перезрела, что-то предпринимать нужно было еще позавчера. По оценке Генцлер, перенос решения на региональный уровень выглядит оправданным, так как проблема требует больших инвестиций и муниципальные образования с ней не справятся. Что же касается размера тарифа, особенно устанавливаемого в первый раз, по ее мнению, он может быть плохо экономически обоснован. «Необходим экспертный анализ структуры тарифов по регионам, обоснованность учитываемых в тарифе затрат регионального оператора и т. д. А обществу нужна информация о том, почему размер тарифа такой, какие задачи будут решаться за счет такого тарифа, какие инвестиции и в какие объекты для переработки ТКО будут осуществляться», – считает Генцлер. «Потребители начали получать первые квитанции, и люди не понимают суммы. Желательно допустить общественных экспертов к публичному обсуждению стоимости мусорного тарифа, норм накопления отходов и дать возможность потребителям контролировать качество услуг», – согласен Костюков.

Критикующие реформу в ее нынешнем виде эксперты обращают внимание на появление новых монополистов в отрасли. С точки зрения Крохина, невооруженным глазом видно, что власти «отдали регионы» определенным финансово-промышленным группам: «Ничего пока не произошло, кроме того, что монополистам выделили деньги. Зато судят и сажают экоактивистов, выступающих против свалки у себя под носом». С ним солидарен и Кочетков: «Ранее монополистами фактически выступали владельцы мусорных полигонов, а рынок перевозки ТКО был чаще всего конкурентным. В результате реформы в регионах появился никому, по сути, не подконтрольный монополист, качество работы которого всем еще предстоит оценить и стоимость услуг которого потребителям никак не обосновывается».

Хованская указывает на неважную организацию дела: по информации депутата, существующие в стране предприятия по переработке мусора загружены лишь на 30-40%, тогда как полигоны перегружены.

Среди трудностей, которые вынуждена преодолевать мусорная реформа, Костюков называет также нехватку информации о потребителях и состоянии контейнерных площадок. «Многим людям еще предстоит осознать, что обязанность содержания контейнерной площадки как общедомового имущества осталась на собственниках», – говорит он.

НА КАПРЕМОНТ КРЕДИТОВ НЕТ

Не отстал от коммунальных тарифов и взнос на капитальный ремонт: с нового года он увеличился. В Москве, например, он дорос до 18,19 руб. с 1 кв. м. По подсчетам Крохина, в структуре платежей москвичей он занимает 25-30%. Однако есть и «добрые» регионы, например, в Питере этот сбор составляет 4-5 руб. за 1 кв. м. По мнению экспертов, такие колебания в разных регионах недопустимы. Хованская считает, что граждан можно и пощадить, а закрывать разницу до необходимого уровня этого платежа может бюджет.

Слабым звеном программы капитального ремонта остается «общий котел», т. е. платежи населения, поступающие в региональные фонды капремонта. Хотя, как отмечает Генцлер, «ремонты продолжаются, и это хорошо».

Крохин подозревает, что на всех денег «общего котла» не хватит. «Предполагаю, что на наши деньги отремонтируют с грехом пополам только самый старый фонд. Например, мой дом, согласно региональной программе, должен быть отремонтирован не ранее 2039 года. И я почему-то уверен, что к тому моменту деньги у города закончатся и нам предложат что-то новенькое».

Генцлер тоже говорит о проблеме с финансовой необеспеченностью программ капитального ремонта, которая назревает в большинстве регионов. Причина – заниженные размеры взносов и отсутствие субсидий из региональных бюджетов на софинансирование. Из-за этого сдвигаются сроки ремонтов, есть угроза срыва программ. Решить проблему, по ее мнению, можно, увеличивая эти взносы и предоставляя адресные субсидии на оплату жилищно-коммунальных услуг для поддержки людей с низкими доходами.

Трудности есть и у собственников, выбравших спецсчета, которые позволяют копить средства для ремонта своего конкретного дома. Если в регионе установлены низкие взносы – копить придется долго, а кредиты привлекать трудно.

С кредитованием домов, выбравших спецсчета, вообще дела обстоят тяжело. Как рассказала Хованская, собственники хранят деньги всего в шести крупнейших банках, утверждаемых Центробанком. По счету можно отследить, что деньги поступают аккуратно, и по идее собственники могли бы рассчитывать на льготные условия кредитования, но щадящих кредитов эти банки не дают. В других же банках потребуют залог. У большинства домов его просто нет.

Остро стоит и вопрос сохранности денег. Дома теряют свои накопления при отзыве лицензии у банка. Условия страхования, предусмотренные для физических лиц, не работают, ведь владелец спецсчета – юридическое лицо. Ситуацию могла бы спасти норма, действующая для малых предприятий, когда на сумму 1,4 млн руб. действует страховка. Но пока эти проблемы находятся на уровне консультаций Центральным банком и черты законопроекта еще не приобрели.

Дома со спецсчетами сталкиваются еще с одной «неприятностью», о которой говорит Кочетков. Если, например, люди решили отремонтировать лифт, а деньги накапливаются на специальном счете, открытом у регионального оператора, то они зачастую сделать этого не смогут из-за того, что в программе капитального ремонта данного дома попросту забыли указать ремонт лифтов.

ПРЯМЫЕ ДОГОВОРЫ

В прошлом году был принят закон, позволяющий перейти на прямые договоры с ресурсоснабжающими организациями по инициативе либо жильцов, либо самих РСО. По наблюдениям Хованской, люди активно пользуются этим правом и там, где этот переход происходит, втрое улучшается платежная дисциплина. Но и тут не обходится без закавыки – до сих пор не утвержден типовой договор.

Сами ресурсоснабжающие организации на прямые договоры переходить не спешат, хотя, например, по данным Крохина, в новостройках сейчас большая задолженность управляющих организаций перед поставщиками. Причина – ресурсники пока не могут комфортно работать с должниками – у них нет филиалов и клиентских офисов. И лучше управляющей организации пока никто не может этого делать.

По оценке Кочеткова, само по себе принятие законопроекта не решило проблему отрасли в целом. Подготовка к прямым договорам («собственник – РСО») началась задолго до их появления в 2018 году. Еще в 2017-м Минстрой перевел в состав жилищных услуги на поставку коммунальных ресурсов, расходуемых на общедомовые нужды (так называемый КРСОИ), – т. е. в сферу ответственности управляющих организаций.

В результате оплата разницы между поставленным в дом объемом ресурсов и показаниями общедомового прибора учета легла на плечи управляющих организаций и ТСЖ. Компенсировать ее за счет жителей невозможно – в большинстве случаев собственников защищает искусственно заниженный норматив потребления, а это приводит к убыткам. Получается, что у управляющей организации остается два выхода из ситуации – копить долги перед РСО и банкротиться либо кардинально урезать объемы работ по содержанию и ремонту многоквартирных домов.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Между тем за последний год Госдума приняла несколько новых законов, регулирующих отношения в сфере ЖКХ и в какой-то степени облегчающих жизнь гражданам. Как рассказала на пресс-конференции Хованская, был принят закон, освобождающий людей, оформляющих субсидии на оплату жилищно-коммунальных услуг, от обязанности доказывать, что у них нет долгов. Информацию теперь будут запрашивать сами чиновники. Закон касается семей пенсионеров и инвалидов. Прошел закон, снижающий необходимое число голосов собственников, принимающих на общем собрании решение о текущем ремонте дома, с двух третей до 50%.

Депутаты также продлили срок жизни Фонду содействия реформированию ЖКХ до 1 января 2026 года. Это означает, что будет работать программа переселения из аварийного фонда. Генцлер надеется, что фонд продолжит свою пилотную программу, которой он занимался в 2017-м: предоставлял субсидии на мероприятия по энергоэффективности и компенсацию части процентной ставки по кредиту на капремонт.

Скорее всего, во время весенней сессии депутаты не будут откладывать в долгий ящик законопроект, посвященный газовой безопасности, который внесли Хованская и Сергей Миронов. Документом предлагается во время капитального ремонта в обязательном порядке устанавливать автоматизированные дистанционные системы, реагирующие на появление излишнего объема газа и отключающие от подачи газа весь дом. Устанавливаться они будут за счет средств фондов капремонта.

В квартирах же, по мнению авторов законопроекта, необходимо устанавливать газовые плиты с термоэлектрической системой «газ-контроль», которая также блокирует поступление газа, если вдруг конфорку залило. Малоимущим установку таких плит планируется оплачивать за счет бюджета, а вот обычной семье, видимо, придется платить за это самой.

ЖКХ-2019: КУДА ДЕВАТЬСЯ ОТ МОНОПОЛИЗМА

Кардинальных изменений к лучшему в жилищно-коммунальной отрасли эксперты не ждут. «В 2019-м сохранятся тенденции последних лет: административные принципы превалируют над рыночными, конкуренция сокращается, патернализм государственной и местной политики в отношении граждан – собственников жилья остается, средств на улучшение состояния многоквартирных домов, на инвестиции в коммунальный комплекс и т. п. недостаточно», – полагает Генцлер.

Напряженности добавляет мусорная реформа и общий рост нагрузки на людей. «Я посмотрел свою квитанцию и удивился. За московскую квартиру два года назад мы платили 7000 руб., теперь платим 14 000. И при таком повышении люди улучшения качества услуг не видят», –говорит Крохин. Причину эксперт видит в том, что государство вернулось в ЖКХ, но не в область надзора и контроля, как это должно быть, а в сферу хозяйствования и наплодило монополистов, в частности в виде ГБУ. В то же время в отрасли есть огромный потенциал для развития малого и среднего бизнеса, где можно применять упрощенную систему налогообложения, самозанятость, патенты и уже экономить на этом. По расчетам эксперта, малый бизнес способен дать 35% экономии. Но задуматься о переменах и перестать заливать проблему деньгами, видимо, власти может заставить только какой-нибудь серьезный провал, например, с той же мусорной реформой.

vedomosti.ru

Print Friendly, PDF & Email

Статьи по теме: