В Германии восхищены казахстанскими масштабами проектов ВИЭ

В Древней Спарте в ходу было выражение «со щитом или на щите», означающее призыв или победить, или погибнуть в бою, но не сдаваться. Виктор Видершпан, генеральный директор NWCompSolar GmbH, обладает силой характера не меньшей, чем у спартанцев. Именно она помогла ему не сдаться и даже в экономически сложных условиях продолжать идти к своей цели.

Виктор, расскажите о становлении компании в Германии.

Компания была создана в 1999 году, и изначально она называлась NWComp, основными направлениями деятельности были прокладывание сетей, настройка серверов и электротехнические решения. В 2004 году в Германии ввели закон о зеленом тарифе, и мы поняли, что это очень интересное и перспективное направление, и начали его осваивать. Закон дорабатывали на протяжении 10 лет, подстраивая под рынок и жизненные реалии, в процессе стоимость за киловатт снизилась с 60 до 11 евроцентов, что очень выгодно отразилось на нашем бизнесе.

Почему решили открыть представительство в Казахстане?

Когда в Германии начался спад, я понимал, что рынок уже не будет таким, как прежде. И мне как бизнесмену надо было решать, что делать дальше. В Германии было очень много компаний, работающих в этом направлении, хотя во время кризиса их количество и сократилось. Я видел для своей компании перспективу в трех странах – России, Украине и Казахстане, но не знал, к кому обратиться и как выйти на эти рынки. В России на тот момент тема ВИЭ освещалась слабо, а Казахстан готовился к ЭКСПО-2017, ключевая тема которого была «Энергия будущего», к тому же инсоляция здесь гораздо выше, чем в России, и на 30-40% выше, чем в Германии, поэтому меня заинтересовал именно Казахстан.

И судьба дала мне возможность выйти на казахстанский рынок, как раз в это время я познакомился с Муратом Даврешевым, он искал специалистов, имеющих опыт работы с солнечными станциями. На сегодняшний день он является генеральным директором NWCompSolar в Казахстане. В августе 2012 года я приехал в Алматы. В то время тема солнечной энергии была развита слабо. Рынка мы еще не видели, зеленый тариф не был введен. Тогда 1 киловатт стоил около 18 тенге, а оборудование для солнечной станции было очень дорогим, и срок его окупаемости составлял порядка 50 лет. Продавать на рынке маломасштабные проекты было неинтересно и невыгодно, но ситуация со временем изменилась в лучшую сторону. Сейчас период окупаемости составляет порядка 17 лет, это –  большой прогресс.

Компания проводит обучение сотрудников?

Это важный и необходимый момент – обучать своих специалистов. В данное время мы очень тесно сотрудничаем с Казахстанско-немецким университетом. Все наши сотрудники хорошо владеют немецким языком, что упрощает мою работу и многие технические моменты. Мы отправляем сотрудников на стажировку в Германию, однако больше фокусируемся на Казахстане, потому что формат проектирования в Казахстане и Германии сильно отличается.

В чем основные отличия?

Когда в Казахстане мы определяем точку подключения, разработка мощностей ложится на плечи проектировщика, и он, не зная эту сеть, должен получить информацию от KEGOC и просчитать все варианты, чтобы иметь возможность подключить станцию. В конечном итоге качество сети зависит от профессионализма проектировщика, малейшие его просчеты могут пагубно на ней отразиться. Кроме того, все эти согласования – довольно долгий процесс. В Германии сама сетевая компания определяет точку подключения и технические условия на нее, проектировщики этим не занимаются. К тому же в Германии сеть очень стабильная, чего не скажешь о казахстанской.

Второй момент касается СЭС. В Германии не требуется такой объем бумаг. Делают генплан, линейную систему, и самое главное, чтобы компания, которая будет реализовывать проект, понимала техническое решение. В Казахстане сильна бюрократия, все процессы очень медленные, а предоставление и согласование лишней документации ведет к удорожанию проекта и растянутым срокам.

За 7 лет не пожалели, что зашли на казахстанский рынок?

За 7 лет было очень много моментов, когда я был разочарован. Решение прийти на казахстанский рынок могло даже поставить под удар существование моей компании в Германии. Для нас очень сложным был период девальвации. Мы были вынуждены сократить штат и в Германии, и в Казахстане. Мы ожидали, что после девальвации Министерство энергетики изменит тариф, однако ничего не произошло, и этот период затянулся более чем на 2 года. К счастью, со временем подешевело оборудование, и тариф снова стал выгоден.

Что помогло не бросить все и не уехать?

Мы инвестировали в этот проект очень большие деньги. К тому же для меня бы это был жизненный проигрыш. Это бы означало, что мое решение было неверным, и я не только потерял деньги, но и проиграл эту игру, поэтому мы продолжали двигаться, несмотря ни на что и вопреки всему. Сейчас мы снова достигли того уровня, когда можно строить планы на будущее. Для меня самое главное во всем этом даже не вопрос денег, а то, что проектов такого масштаба у меня в Германии не было. Это шанс сделать что-то значительное и важное, чтобы потом рассказать своим детям, что мы реализовывали такие мощные проекты (100 МВт!) в столь сложных условиях. Еще один стимулирующий момент, когда наши партнеры в Германии восхищаются масштабностью проектов, которые мы здесь делаем. И они готовы к реализации проектов в Казахстане именно со мной, потому что я знаю этот рынок изнутри. Это дает очень сильную мотивацию, чтобы идти дальше.

Анжела Петровская

EEnergy.Media

Читайте по теме. NWComp Solar реализует новый проект – СЭС мощностью 4,8 МВт в Туркестанской области

Print Friendly, PDF & Email