В Казахстане нашли еще один способ контролировать цены

В Казахстане предложили применить инструмент “ценового треугольника” для контроля за ценами на рынке.

По словам заместителя председателя комитета по защите и развитию конкуренции МНЭ Арсена Искакова, раньше антимонопольщиков часто ругали за регулярное “дергание” бизнеса, а также за работу постфактум.

“Поэтому мы хотели бы предложить инструмент предупреждения, так называемый “ценовой треугольник”. По сути, он представляет собой перечень ценовых индикаторов, также мы будем учитывать рыночную стоимость, возможно, как регистрацию внебиржевых сделок. Допустим, если компания реализует определенный товар, к примеру, ГСМ, в пределах этого треугольника, то у антимонопольного органа не может быть вопросов. Считаем данное ценообразование объективным”, – сказал он.

При этом если стоимость вдруг будет выходить за рамки обозначенного треугольника, тогда у антимонопольщиков должны возникнуть вопросы, пояснил Искаков.

“Этот инструмент дает возможность заранее предупредить нарушения. Допустим, глядя на эти индикаторы, мы сможем понимать, насколько возрос риск нарушения законодательства по защите конкуренции”, – добавил он.

Кроме того, зампред комитета рассказал о существующей ситуации и проблемах на рынках коммунального угля, нефти и нефтепродуктов, а также сжиженного газа.

“Хочу отметить, что доля основных трех игроков на рынке нефти и нефтепродуктов составляет около 86%, коммунально-бытового угля – 78%, сжиженного газа – 90%”, – уточнил он.

Искаков также описал схему реализации бытового угля в Казахстане.

“Проблема в том, что сам уголь поступает через ряд посреднических звеньев. К сожалению, он крупными лотами уходит через определенных поставщиков. Соответственно, мелкооптовое звено фактически не имеет доступа к основным первичным ресурсам. В итоге схема проходит через несколько посредников, что приводит к удорожанию конечной стоимости. Хочу добавить, что обычно те, кто покупает уголь, имеют определенную материально-техническую базу и оснащение. Но как выяснилось, этим обладают не все существующие поставщики, поэтому мы полагаем, что на рынке присутствуют непродуктивные посреднические звенья”, – пояснил он.

Что касается реализации нефти и нефтепродуктов.

“Основная доля и игроки представлены небольшими группами компаний – это “КазМунайГаз” и CNPC. Они также присутствуют на конечном звене, при этом обладая основной рыночной властью. Самое важное, что хотелось бы отметить, здесь реализация идет вне открытой площадки, то есть адресная продажа конкретным лицам путем заключения двусторонних контрактов. Соответственно, сама схема реализации является непрозрачной”, – констатировал зампред комитета.

Он также рассказал о ситуации на рынке сжиженного газа.

“Очень хорошее начинание было заложено в свое время, когда реализация шла через торговые площадки. С 2021 года мы собирались полностью перейти на такой формат, также планировалось отменить аккредитацию газосетевых организаций. К сожалению, сейчас это под вопросом, так как у противников реформы есть аргумент о том, что стоимость газа может вырасти на 40%, если начнутся продажи через торговые площадки. Однако мы обращаем внимание, что сейчас у многих ГЗС нет возможности покупать газ, потому что большая его часть уходит именно через газосетевые организации. Поэтому мы планируем дальше поднимать вопросы входа на рынок без этого института”, – резюмировал Искаков.

lsm.kz

Print Friendly, PDF & Email