Консерватизм, который дорого обходится

Зеленые тарифы

Диалоги о России и ее месте в глобальном энергопереходе стали главным смысловым ядром форума «100 лет электричества». Мало проанализировать общемировые тренды и энергетическую повестку, необходимо сделать правильные выводы о том, какое влияние энергетические революции окажут на Россию. И здесь перед участниками дискуссии стояла не просто аналитическая задача. Важно было честно и объективно ответить на вопрос: достаточно ли российское правительство делает в сфере модернизации подходов к электроэнергетике, и каким должен быть контур отрасли на ближайшие десятилетия?

Одним из ярых критиков существующих господходов перед аудиторией форума выступил Анатолий Чубайс, специальный представитель Президента по связям с международными организациями для достижения целей устойчивого развития. Кстати, отметим, что 9 февраля стало известно о том, что Чубайса сняли со всех постов в российском союз промышленников и предпринимателей (РСПП). Чубайс продолжит деятельность в РСПП в качестве консультанта.

Итак, в самом начале дискуссии Анатолий Чубайс заявил о том, что у России нет цельности сводной государственной политики по отношению ко всей электроэнергетике в целом, в том числе с учетом развития возобновляемой энергетики.

Да, сегодня в отрасли бытуют разные мнения и позиции. Часть экспертов утверждает, что Россия обладает избыточными мощностями, они никому не нужны, их загрузка низкая даже в пиковый осенне-зимний период. Есть и противоположенное мнение: в энергетике не существует понятия «избыточная мощность», есть резервы, которые позволяют обеспечить надежность всей энергосистемы, именно они будут заделом для модернизации. Имея резервы, можно реконструировать объекты, временно выводя их из-под нагрузки. Именно эти задачи и стоят перед программой ДПМ-2.

Стратегические просчеты

Российская энергетика нуждается в модернизации — признанный факт. Другой вопрос, какой она должна быть: стоит ли капитально ремонтировать то, что уже в ближайшие годы станет устаревшей технологией? Может быть, пора строить ультрасовременные, пусть и дорогие объекты новейшей генерации — с использованием альтернативных источников энергии, накопителями промышленных масштабов, цифровым управлением и диспетчеризацией всех видов энергии в едином потоке? Но тогда кто за это заплатит? Потребитель явно не готов.

Новое капитальное строительство обходится существенно дороже. Чтобы оправдать расходы, бизнес сначала должен найти понимание у потребителя, который, по словам Евгения Грабчака, заместителя Министра энергетики РФ, становится более экономным и чувствительным к цене энергоресурсов.

Отрасль находится в условиях сдержанного роста энергопотребления, его никак нельзя сравнить с тем бумом, который Россия переживала в начале «нулевых». Есть лишь отдельные зоны на карте страны, где мощностей явно не хватает. И это еще один промах энергетической госполитики. Энергетика должна развиваться в общей экономической парадигме, отвечать потребностям там, где они возникают. Евгений Грабчак, заместитель Министра энергетики РФ, уверен: «Надо было отдавать себе отчет в том, что в перспективе пяти – десяти лет с учетом особенностей пространственного развития наши потребности перераспределяться территориально: они сместятся в сторону БАМА, Трансиба, в Южную часть — там и стоило развивать гидроэнергетику, атомную, ветроэнергетику, сети сверхвысокого напряжения. Возможно, стоило подумать о переходе на большее использование электроэнергии в теплоснабжении».

О том, что отрасль должна развиваться с прицелом на «зоны роста», говорил и Борис Аюев, председатель Правления АО «Системный оператор Единой энергетической системы». Его задача — управление системой. Как практик, Аюев склоняется к тому, что пора переходить от глобальных трендов к локальным. Развитие конкретного завода может в корне изменить экономический контур конкретной территории. Доказательный пример — Краснодарский край, где будут и дальше концентрироваться потребители энергии, бизнес и частники. «Мы как инструмент отрасли имеем дело с данностью: мы обеспечиваем реальные потребности. Наша задача — эффективно управлять ресурсами, — добавляет к сказанному Борис Аюев. — Сейчас есть явные предпосылки к дефициту не только в Краснодарском крае, но и в Восточной Сибири, поэтому для нас актуальны не глобальные задачи. Мы решаем проблемы обеспечения промышленности электроэнергией, чтобы она могла развиваться. Сейчас для России актуально

развитие Восточного транспортного полигона в направлении Тихого океана — там и будет необходимо строительство новой генерации. Я бы предложил сосредоточиться на подобных локальных трендах».

Инвестиции во вчерашний день

Одно дело, как справляться с текущими проблемами, другое — как обеспечить российской электроэнергетике системный подход к решению ее стратегических задач, которые, прежде всего, должны соответствовать общемировой повестке.

Евгений Грабчак, заместитель Министра энергетики РФ, снова возвращает участников дискуссии к разговору о подходах к модернизации и называет позицию России в этом вопросе «реактивной»: «Я отношу себя к резким критикам той программы модернизации, которая сейчас реализуется. Мы увидели проблему со старением фондов и мощностей и подумали, что можем решить ее самым простым способом, но мы забыли о том, что стоим на пороге новой промышленной революции, которая диктует нам следующее: через 20–30 лет даже технология ПГУ будет неэффективной, неокупаемой, не будет востребована в отрасли. Мы же беремся модернизировать старые технологии, но не используем новые».

Оставаясь на консервативных позициях в вопросах модернизации энергосистемы, Россия становится заложником ситуации. Конечно, модернизировать в разы дешевле, чем строить. Но при этом все участники энергорынка понимают, что срок службы большинства существующих мощностей ограничен 2040-ым годом. С учетом развития новых технологий к этому моменту мы будем иметь дело с применением в энергетике прорывных технологий, скажем, того же промышленного накопления. И уже сегодня стоит задаться вопросом: зачем модернизировать тот объем генерации, которым мы располагаем, если очевидно, что контуры энергосистемы кардинально изменятся. Человечество будет повсеместно использовать накопление и хранение энергии, а потребление станет еще более разумным и экономически обоснованным.

Сбережение и хранение

Технологии накопления активно развиваются. Анатолий Чубайс назвал этот тренд «самой крупной революцией» в электроэнергетике России, к которой уже сегодня есть масса предпосылок. Он по-прежнему пророчит светлое будущее литий-ионным технологиям, даже несмотря на явную неудачу «дочки» РОСНАНО — новосибирской компании «Лиотех». Интересные российские технологии есть и в области гравитационного накопления: в частности, Чубайс привел в пример наработки новосибирской же компании «Энергозапас», которые, по его словам, не менее интересны, чем швейцарские. Вспомнили участники дискуссии и печально известную Загорскую гидроаккумулирующую станцию. Здесь стоит коротко изложить историю этого объекта, поскольку она весьма красноречива. Загорская гидроаккумулирующая станция находится в Московской области. Ее первая очередь была построена еще во времена СССР, вторая начата в 2000-ые под патронажем Русгидро. Объект печально известен несколькими уголовными делами, в том числе о разворовывании средств при строительстве, гибелью рабочих и полным затоплением, которое случилось в 2013 г. Вторая очередь Загорской не была достроена — Русгидро законсервировало объект. С тех пор в России ни одна накопительная станция так и не была введена в эксплуатацию.

Накопление энергии — задача действительно актуальная, добавляет Борис Аюев, председатель Правления АО «Системный оператор Единой энергетической системы»: «Наша позиция известна, — заявляет он, — мы неоднократно предлагали построить ряд накопителей в определенных точках энергосистемы страны, начать можно с гидроаккумулирующих станций, поскольку эта технология отработана, подобные проекты легко обсчитывать, понятен их экономический эффект».

Многие страны решили проблему накопления хотя бы на том уровне, чтобы обеспечить энергосистемам бесперебойную работу, и сегодня общая мощность тех же гидроаккумулирующих станций, введенных по всему миру, составляет 140 гигаватт, и ГАЭС продолжают строить повсеместно — мир ищет дешевые способы накопления для потребителей. В том, что строительство тех же литий-ионных накопителей себя быстро окупит, Аюев сомневается.

Иллюзии и мифы

Один из существенных барьеров для развития новой энергетики в России — действующая система тарифного регулирования, которая не способствует строительству накопителей, да и в целом мешает внедрению инноваций. Однако эксперты в один голос заявляют, что накопители изменят энергосистему, и России нужно двигаться в эту сторону, даже с существующим сегодня пониманием, что технология пока не вполне экономически эффективна.

Практики, эксплуатанты во главу угла ставят цену, их сильная сторона — знание рынка, понимание спроса и его соотношение с ценой. Стратеги и те, кто уже реализует проекты в области альтернативной энергетики, уверены, что проблема в масштабировании технологий, но даже при его отсутствии в России цена на возобновляемую энергию внутри страны все-таки падает.

Несколько лет назад аналогичная дискуссия разворачивалась вокруг ветросолнечной энергетики, а сегодня в России есть успешные проекты по ее использованию, в частности, у компании «Фортум». Один из ее топ-менеджеров, Парвиз Абдушукуров, вице-президент по операционной деятельности ОАО «Фортум», уверен, что ветроэнергетику демонизировали, а на самом деле она перспективная и удобная в управлении. Он склонен называть происходящее «болезнью роста», но при этом признает, что в основе альтернативной энергетики — недешевые технологии, которые за последние годы заметно подешевели.

Затевая проект в области ВИЭ, в «Фортум» сделали сразу несколько открытий. Во-первых, величина затрат на строительство оказалась меньше, чем предполагалось на входе в проект. Ветер, сила и направление его движения, оказывается, хорошо прогнозируются, а его потоками можно управлять с высокой долей точности, так же, как и солнечной энергией, и это при том, что компания находится лишь в самом начале пути по освоению новых форм генерации. Абдушукуров уверен, что с развитием объектов компания сможет еще существеннее сократить затраты: «Опыт эксплуатации наших объектов показывает, что это другая энергетика: не требуется такое количество людей, которые задействованы на традиционных объектах. 99% управленческих процессов осуществляются дистанционно. Сами электростанции очень маневренные — мы можем быстро развернуться при наличии солнца или ветра, быстро подключиться и управлять объектом. Мы должны не бояться повышать долю ВИЭ. Сегодня нам очень нужны технологичные решения по системам управления объектами ВИЭ и комплексная стратегия их развития».

У России уже есть серьезные технологические сдвиги в области ВИЭ, считает Анатолий Чубайс, но их точно мало, недостаточно для рывка: «Чтобы не отстать от мировой энергетики, нам всем необходимо двигаться динамичнее».

Трансграничные стимулы

Россия действительно пока совершенно очевидно отстает от общемировой энергетической повестки. Но мы хотим торговать с миром, а значит, двигаться быстрее нас простимулируют извне. Тот же трансграничный налог, который вот-вот введет Евросоюз, заставит российские компании выбирать: платить пошлины или использовать в производстве «зеленую» энергию. Андрей Макаров, профессор кафедры Систем управления энергетикой и промышленными предприятиями Высшей школы экономики и менеджмента УрФУ, уверенно заявляет, что время теоретических разговоров о соотношении источников энергии внутри системы уже прошло. Перед нами другая задача и ее можно просчитать. Заградительные пошлины для «грязной» продукции, ввозимой в Европу, будут стоить российским экспортерам порядка 6–8 млрд долларов в год. За десять лет эта цифра вырастет до 40–50 млрд в американской валюте в год. Недоразвитость «зеленой» энергетики внутри российской экономики выйдет боком, прежде всего, экспортноориентированным компаниям.

Именно трансграничный налог простимулирует дополнительный спрос на возобновляемую энергетику внутри страны, уверен Анатолий Чубайс. Сегодняшнее положение дел его явно не устраивает. «Мы докатились до того, что тот налог, который можно было бы платить в российскую казну, наш бизнес заплатит другим правительствам. В моем понимании это прямой результат грубой ошибки в энергетической политике, игнорирование трендов и непонимание их сути. Теперь будем платить Евросоюзу, может, хотя бы это заставит нас реально внедрять возобновляемую энергетику», — заявил Чубайс.

Электроэнергетика не имеет права быть консервативной. Она должна непрестанно заботиться о повышении технико-экономической эффективности, улучшать показатели управляемости и работоспособности. Эти задачи решает цифровизация. Она позволяет навести порядок и отсечь лишнее, ее ключевая цель — исключить участие человека из рутинных процессов и оставить за ним решение нестандартных задач. Цифровизация неизбежно ведет за собой развитие новых технологий. Подобные инвестиции, полагает ряд экспертов, должно стимулировать государство. Цифровизация всей отрасли могла бы дать мощный экономический эффект, и именно она должна стать одним из приоритетов ее развития.

Налоги утекают из страны

Специальный представитель Президента по связям с международными организациями для достижения целей устойчивого развития Анатолий Чубайс:

«Мы докатились до того, что тот налог, который можно было бы платить в российскую казну, наш бизнес заплатит другим правительствам. В моем понимании это прямой результат грубой ошибки в энергетической политике, игнорирование трендов и непонимание их сути. Теперь будем платить Евросоюзу. Может, хотя бы это заставит нас реально внедрять возобновляемую энергетику».

Реактивная госполитика

Заместитель Министра энергетики РФ Евгений Грабчак:

«Я отношу себя к резким критикам той программы модернизации, которая сейчас реализуется. Мы увидели проблему со старением фондов и мощностей и подумали, что можем решить ее самым простым способом, но мы забыли о том, что мы на пороге новой промышленной революции, которая диктует нам следующее: через 20–30 лет даже технология ПГУ будет неэффективной, неокупаемой, не будет востребована в отрасли. Мы же беремся модернизировать старые технологии, но не используем новые».

Читайте по теме. Россиянам предложили сделать бизнес на солнце за 550 рублей

business-magazine.online

Facebook Comments
Print Friendly, PDF & Email