Есть ли у Казахстана будущее без угля

В Казахстане примерно 70% производства электроэнергии приходится на уголь. И это наносит серьёзный урон окружающей среде.

Впечатляющий экономический рост Казахстана за последние два десятилетия, обусловленный экспортом ископаемых видов топлива и металлов, дорого обошёлся окружающей среде. Объём выбросов парниковых газов в стране уже превысил уровень 1990 года и составил около 400 миллионов тонн в год, причём треть из них приходится на производство электроэнергии и тепла.

Если не будут приняты системные меры, включающие в том числе государственное регулирование, то общий объем выбросов парниковых газов в Казахстане продолжит расти. Это не только ставит под угрозу обязательства страны в рамках Парижского соглашения сократить выбросы углекислого газа на 15% к 2030 году, но и подвергает риску амбициозное намерение правительства достичь углеродной нейтральности к 2060 году.

В Казахстане примерно 70% производства электроэнергии приходится на уголь. Он является одним из наиболее углеродоёмких видов ископаемого топлива и считается главной причиной загрязнения воздуха в стране. В настоящее время Казахстан занимает 14-е место в мире по объёму выбросов СО2, при этом концентрация вредных веществ в воздухе зимой в столице страны Нур-Султане, согласно Всемирному индексу качества воздуха, зачастую превышает допустимые нормы.

В целях борьбы с глобальным потеплением с 2023 года Европейский союз (ЕС) будет постепенно вводить углеродный налог на импорт. На ЕС как на крупнейшего торгового партнёра Казахстана приходится около 40% общего экспорта страны. Другие страны внедряют аналогичную налоговую политику. Это поставит Казахстан в затруднительное положение, поскольку углеродоёмкость его ВВП в два раза выше, чем в среднем по миру, и в три раза выше, чем в странах ЕС. Если страна не перейдёт к менее углеродоёмкому производству, конкурентоспособность её экспорта существенно снизится.

Несмотря на значительные запасы угля, в мире наблюдается тенденция к сокращению его добычи и использования. Великобритания и Франция объявили о планах отказаться от угля к 2024 году, Италия – к 2025 году, Дания и Канада – к 2030 году, Германия – к 2038 году и Польша – к 2049 году. С 2005 года Китайская Народная Республика систематически сокращает объёмы потребления угля и стремится к тому, чтобы к 2025 году доля угля в общем энергетическом балансе страны составляла лишь 20%. Большинство международных финансовых организаций, включая Азиатский банк развития (АБР), прекратили финансирование угольных проектов и переориентировали инвестиции на экологически чистую энергию.

Такой глобальный тренд перехода к “зелёной” экономике уже привёл к сокращению объёмов импорта казахстанского угля в пользу более чистых источников. В свою очередь внутреннее потребление, согласно прогнозам, будет постепенно снижаться, что приведёт к возникновению ряда серьёзных стратегических вопросов. Например такие: как можно создать новое будущее для угледобывающих регионов страны и провести переподготовку 28 000 шахтёров; есть ли способы найти другое применение углю помимо производства электроэнергии?

Изменение экономической роли угля означает поиск возможностей его дальнейшего использования за пределами энергетического рынка.

Институт химических наук имени Бектурова в Алматы пытается найти коммерчески жизнеспособные альтернативные угольные продукты и технологии, в том числе для повышения плодородности почвы, очистки загрязнённых почв и воды.

Акцент правительства на инновациях и инвестициях в науку имеет важное значение для оказания помощи местным ученым в разработке таких технологий и более эффективном использовании богатых угольных ресурсов.

Однако в 2019 году Казахстан инвестировал лишь около 0,1% ВВП в научные исследования и разработки (НИОКР). Другие страны с доходом выше среднего тратят не менее 2-3% своего ВВП на НИОКР. Для продвижения инноваций и разработки коммерчески жизнеспособных технологических решений для альтернативных способов использования угля важно увеличение инвестиций в НИОКР.

Поскольку отопительный сезон на большей части территории страны длится более шести месяцев, сектор теплоснабжения является одной из основных причин высокой энергоёмкости экономики и роста выбросов парниковых газов. Объём выбросов сектора теплоснабжения Казахстана составляет не менее 24 млн тонн CO2 в год, при этом две трети котельных и систем централизованного теплоснабжения используют уголь.

Кроме того, более 30% частных домовладений, не подключённых к системе централизованного теплоснабжения, используют уголь. Для решения этой проблемы и развития экологически более чистого сектора теплоснабжения правительство сотрудничает с АБР в части разработки концепции закона о теплоснабжении. После одобрения закон должен создать стимулы для модернизации сектора теплоснабжения с использованием экологически чистых и низкоуглеродных источников энергии.

Поэтапный отказ от угольных электро- и теплостанций должен быть тщательно спланирован и осуществлён с учётом стабильности энергосетей и цен на электроэнергию. Если этот процесс затянется, то будет упущен момент для трансформации, и достичь углеродной нейтральности будет ещё сложнее. Казахстану необходимо уже сейчас приступить к работе над комплексом тщательно продуманных мер по смягчению экономических, социальных и экологических последствий предстоящих преобразований.

Нельзя терять время. Фокус на возобновляемых источниках энергии, инновациях и инвестициях в новые технологии позволит Казахстану сохранить конкурентоспособность на мировых рынках и в то же время адаптироваться к экономическим последствиям данных преобразований.

При тщательной подготовке Казахстан может декарбонизировать свою экономику и продвигать развитие чистых источников энергии для достижения углеродной нейтральности, при этом не жертвуя благополучием своего народа.

Нариман Маннапбеков, глава представительства АБР в Казахстане
Эйми Хампель-Милагроса, экономист АБР

Читайте по теме. Уголь снова всем нужен, несмотря на борьбу за климат

informburo.kz

Facebook Comments
Print Friendly, PDF & Email