“Зеленый”, “желтый”, “голубой”. Особенности международной охоты на водород

В июле 2020 года Еврокомиссия представила стратегию ЕС по переходу к возобновляемой водородной энергетике. При этом Россия и Украина могут стать не конкурентами, а партнёрами по поставкам водорода в Европу.

В начале августа представитель президента РФ по связям с международными организациями для достижения целей устойчивого развития Анатолий Чубайс заявил, что период технологической революции, или глобальный энергопереход, в который вступила мировая экономика, сопоставим только с процессами конца XVIII — начала XIX веков. По его мнению, похожи и масштабы охвата, и степень радикальности изменений, единственное отличие заключается в скорости — нынешний энергопереход займёт всего около 30-50 лет.

Но на самом деле в прогнозируемой скорости очередного энегроперехода человечества ничего уникального нет. Действительно, первый такой переход — от биомассы (дров) к углю и паровым двигателям — был достаточно длительным, зато вследствие него появилась привычная нам промышленность. А вот два последующих — от угля к нефти (благодаря появлению двигателя внутреннего сгорания и появлению топлива, производимого из нефти) и от угля и нефтепродуктов к газу в промышленности и производстве электроэнергии — проходили на протяжении всего нескольких десятилетий каждый.

Главное же отличие четвертого энергетического перехода состоит в том, что вместо одной технологической революции, как это было в прошлом, происходит целый спектр технологических прорывов в энергоэффективности и уменьшении выбросов углекислого газа. Речь идёт об использовании как возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и водорода в качестве одного из основных энергоносителей, так и о различных накопителях энергии, улавливателях углерода и т.п. Структурные изменения экономики и технологический прогресс позволили оторваться от увеличения потребления энергии для обеспечения увеличения производства и экономического роста. Объемы первичного энергопотребления во многих регионах мира (ЕС, США, Китай) стабилизировались, а в ряде стран (Великобритания, Германия, Япония) стали даже снижаться при повышении ВВП.

На рубеже 2010-х годов Евросоюз занимал лидирующее положение в мире в области производства оборудования для ВИЭ. Инвестиции в эту отрасль могли бы снова загрузить европейские предприятия, ускорить выход из кризиса, сохранить рабочие места. Но уже в первые годы бурного роста мощностей собственных солнечных и ветровых электростанций европейцы начали проигрывать конкурентную борьбу Китаю. Значительная часть производителей из ЕС либо обанкротились, либо переехали в КНР, хотя маховик изменений в европейской энергетике уже был запущен.

Однако человек не может управлять ни солнцем, ни ветром. Единственным видом генерации, способным обеспечить оперативную балансировку неуправляемой генерации, оказались построенные в 2000-х газовые электростанции. Во второй половине 2010-х Евросоюз начал закрывать угольные электростанции, что открывало новую рыночную нишу не только для ВИЭ, но и для газа. Так, в Германии доля газа начала расти с 2016 года, достигнув пика в 2020-м. В 2019 году газовые электростанции Германии произвели 10,2% электроэнергии (52,9 ТВт ч), в 2020-м — 12,1% (59 ТВт ч), поэтому неудивительно, что эта страна так настойчиво поддерживает строительство и запуск в эксплуатацию «Северного потока — 2».

Есть и альтернативный путь, в теории позволяющий обеспечить стабильную поставку электроэнергии даже при 100%-ной доле ВИЭ в энергобалансе, — речь о накопителях энергии. Но это фантастически дорогое удовольствие, поэтому промежуточным вариантом и стала концепция водородной энергетики: ВИЭ производят электричество, а оно направляется на производство водорода из воды. То есть на водород в данном случае надо смотреть как на «аккумулятор» для европейских ВИЭ.

В июле 2020 года Европейская комиссия представила стратегию по переходу ЕС к возобновляемой водородной энергетике. Эксперты Евросоюза считают, что к 2050 году чистый водород сможет обеспечивать 24% энергетических запросов мира. Ежегодно будет продаваться объем водорода стоимостью в 630 миллиардов евро, а новая отрасль обеспечит около 1 миллиона рабочих мест.

План Еврокомиссии состоит из трех фаз. С 2020 по 2024 год мощности чистой водородной энергетики ЕС должны достичь 6 гигаватт и производить 1 миллион тонн водорода. С 2025 по 2030 год водород должен стать важной частью европейской энергетики и достичь производственных оборотов в 10 миллионов тонн. К 2050 году планируется создание самодостаточной водородной индустрии, которая заменит ископаемые топлива во всех секторах, где этого не могут сделать ветрогенераторы или солнечные панели.

Пока что дальше других в создании водородной энергетики продвинулась Германия. В июне 2021 года Министерство экономики ФРГ сообщило, что поддержит создание рынка экологически чистого «зелёного» водорода на сумму 900 миллионов евро через недавно созданную платформу H2 Global Foundation. Проект был сформирован такими крупными немецкими компаниями, как Siemens Energy, Linde, Nordex и ThyssenKrupp.

Тут нужно сделать небольшое отступление и объяснить «цветовую дифференциацию» водорода в ЕС. Дело в том, что борцы за безуглеродную энергетику приветствуют не всякий Н2. Самым «расово чистым» является так называемый «зелёный» водород: его производят из воды методом электролиза, а электричество для этого поступает исключительно из ВИЭ — солнечных, ветро- и гидроэлектростанций. «Жёлтый» водород также получают путём электролиза, но источником электроэнергии для него являются АЭС. «Серый» водород производится путем паровой конверсии природного газа, однако в ходе химической реакции выделяется углекислота, причем в тех же объёмах, что и при сгорании природного газа. А вот «голубой» водород также получают из природного газа, но улавливают и хранят выделившийся углерод, что дает примерно двукратное сокращение выбросов.

Поскольку «зелёный» водород пока крайне дорого стоит, то через упомянутую H2 Global Foundation его планируют закупать за границей по долгосрочным контрактам, а затем перепродавать в Германии на аукционах. Средства Министерства экономики ФРГ будут использованы для компенсации разницы между закупочными ценами и ценами на внутреннем рынке. При этом за деньгами H2 Global Foundation уже выстроилась длинная очередь из компаний постсоветских стран.

Так, казахская Kazakh Invest и германо-шведская компания по разработке ВИЭ SVEVIND при поддержке этого фонда планируют установить в степных районах Казахстана ветровые и солнечные электростанции общей мощностью 45 гигаватт (ГВт). Они будут питать 30 ГВт электролизеров, которые смогут ежегодно производить по 3 миллиона тонн «зеленого» водорода. Львовская компания «Эко-Оптима», которая входит в группу энергетических компаний «Захиднадрасервис», также имеет планы строительства завода по производству «зелёного» водорода — правда, мощностью всего в 100 мегаватт. «Мы подали наш проект на международный тендер фонда H2 Global для получения финансирования. Результат ожидается в первом квартале 2022 года. Если выиграем, то сразу начнем строительство», — заявил немецкому правительственному информагентству Deutsche Welle (DW) заместитель директора «Эко-Оптима» Степан Козицкий, родной брат губернатора Львовщины Максима Козицкого.

По словам Степана Козицкого, уже согласован контракт с австрийской компанией RAG Austria AG и немецкой Bayerngas GmbH относительно поставок «зелёного» водорода. «Планируем производить водород на Западной Украине и газопроводом Уренгой-Ужгород-Братислава поставлять в Германию. Но в целом пока это убыточный проект для нас, поэтому нужны государственные дотации для покупки именно «зелёного» водорода», — подчеркнул он.

Возможность развивать производство «зелёного» водорода не исключает и компания ДТЭК, принадлежащая украинскому лейб-олигарху Ринату Ахметову. Но ни одного проекта, который экономически возможно реализовать без грантовой или финансовой поддержки государства и других компаний, пока нет, отметил в интервью DW директор по инновациям ДТЭК Эмануэле Вольпе. «В приоритете — потенциальные пилотные проекты в рамках немецко-украинского энергетического партнёрства, которые возможно реализовать с немецкими технологическими партнерами. Говорить о конкретных объемах пока рано, но в этом году ДТЭК планирует утвердить концепцию первого пилотного проекта», — сказал он.

Примечательно, что в марте 2021 года немецкое деловое издание Handelsblatt сообщало о согласовании постройки на базе металлургического комбината «Метинвест» в Мариуполе расщепляющего воду электролизера стоимостью 25 миллионов евро и мощностью 8,5 мегаватта. При этом в проект, помимо правительств Украины и Германии, были вовлечены Siemens Energy и крупнейшая украинская энергетическая компания ДТЭК (). Но с тех пор об этом проекте ничего не слышно. Возможно, второе дыхание он получит после начала работы «Зелёного фонда» для Украины, который Германия обязалась создать в рамках сделки с США в отношении «Северного потока — 2».

Готовятся поставлять водород в Германию и из России. Так, на Российско-германском сырьевом форуме, проходившем в конце апреля 2021 года, говорили о проекте концепции развития водородной энергетики РФ, согласно которому Минэнерго РФ планирует к 2050 году зарабатывать до 100 миллиардов долларов в год на экспорте «зелёного» водорода в страны ЕС. А «Газпром» ещё в декабре 2020-го предложил построить на севере Германии — в районе выхода газопроводов «Северный поток» и «Северный поток-2» — завод по производству «голубого» водорода из российского газа.

Однако в середине июля этого года эксперт по энергетической политике ЕС Кирстен Вестфаль, руководитель проекта «Геополитика энергетической трансформации — H2», заявила в интервью DW, что в Германии бюджетные средства будут выделяться только на поддержку «зелёного» водорода. И хотя она сказала, что в ЕС растет понимание того, что для форсированной декарбонизации нужно как можно быстрее получить крупные объемы водорода любых «цветов», однако исключила закупку Германией «жёлтого» водорода, который готовится производить «Росатом» (с использованием электроэнергии, выработанной на российских АЭС).

При этом Кирстен Вестфаль не исключила, что Украина будет не конкурентом, а партнёром России в водородной энергетике. «Я вполне могла бы представить себе трёхстороннее сотрудничество в водородной сфере. Скажем, «Газпром» поставляет на Украину газ, там из него делают для отправки в ЕС «голубой» водород, когда углекислый газ улавливается, а для хранения как CO2, так и H2 используются украинские газохранилища», — сказала она, подчеркнув, что для этого нужна политическая воля. Очевидно, со стороны Украины.

https://ukraina.ru

Facebook Comments
Print Friendly, PDF & Email