От кризиса к развитию: что делать с энергетикой Украины?

энергоэффективность в Украине

Этот материал — обращение атомщиков, проработавших в отрасли десятки лет, к руководству энергетической отраслью страны относительно состояния энергетики Украины и путей решения ее летальных проблем.

Последнее время всё отчетливее проявляется критическое состояние электроэнергетики Украины.

Срабатывание её технического потенциала, игнорирование необходимости обновления устаревших генерирующих мощностей и оборудования электросетей, безрассудные льготы для “зеленой” энергетики, волюнтаристические попытки реформирования рынка электроэнергии, не поддающаяся логике тарифная политика — все это привело к хаосу в отрасли.

Участники рынка в многомиллиардных долгах, судятся друг с другом. Процветают спекулянты, не имеющие никакого отношения к производству и распределению электроэнергии.

Они умудряются не только выгодно ее перепродавать, но и торговать “воздухом”.

Государство фактически потеряло контроль над отраслью, которая все больше погружается в трясину технических и экономических проблем, выбраться из которых уже невозможно без болезненных социальных осложнений.

Сказанное не является чем-то новым. На негативные тенденции в электроэнергетике специалисты указывали неоднократно, но все это прошло мимо внимания властных структур. Страна пожинает плоды своей безответственной энергетической политики.

До сих пор нет однозначного понимания того, как выбраться из критического положения, в каком направлении развивать электроэнергетику, на какие генерирующие источники ориентироваться. НЕЗАВИСИМОГО, объективного и комплексного анализа проблем нет.

Кратко о состоянии и перспективах каждого вида генерации.

По данным Минэнерго, установленная мощность электростанций составляет 54 365 МВт, в том числе:

АЭС — 13 835 МВт (25,4%);
ТЕС и ТЕЦ — 21 842 МВт (40,2%);
ГЕС и ГАЕС — 6307 МВт (11,6%);
СЭС — 5062 МВт (9,3%);
ВЭС — 1071 МВт (1,9%).

От общего производства электроэнергии в стране в прошлом году произвели: АЭС 51,25% электроэнергии; тепловые электростанции — 35,2%; гидроэлектростанции — 5,1% и СЭС и ВЭС в сумме — 7,3%.

Остальные источники генерации существенной роли в балансе мощностей и произведенной электроэнергии не играют.

Тепловая энергетика

Здесь состояние критическое. ТЭС и ТЭЦ многократно выработали свой расчетный ресурс. Затраты условного топлива на выработку одного киловатт-часа превысили 400 грамм.

Если этот показатель снизить до среднемирового уровня, то тепловая энергетика Украины расходовала бы почти на треть меньше угля, чем она сжигает сегодня.

Экологические показатели (выброс загрязняющих веществ — углекислого и сернистого газов, окислов азота и т.д.) превышают все допустимые пределы.

С учетом своего технического состояния уже сегодня целесообразно вывести из работы до 7000 МВт мощностей ТЭС.

Казалось бы, все силы должны быть брошены на реконструкцию действующих ТЭС и строительство новых современных электростанций.

Тариф на электроэнергию тепловых электростанций, который в три раза превышает тариф на электроэнергию АЭС, позволяет это сделать.

Но где результаты? Почему не снижается удельный расход топлива на производство электроэнергии? Или реконструкция направлена только на выжимание последних соков из оборудования “пенсионного” возраста?

Результат известен — в середине зимы “вылетели” из работы более 10 (!) тепловых энергоблоков. Не помнит такого энергетика Украины!

О новом строительстве речь вообще не идет. Где современные тепловые энергоблоки? Где современные угольные шахты?

ТЭС, ТЭЦ и уголь — вотчина олигархо-чиновничьего клана. Им не выгодно снижать расход топлива.

“Хозяевам” отрасли не интересно вкладывать деньги в развитие техники, улучшение экономики и экологии. Есть другая цель — получать баснословные барыши! “Сказочные” тарифы это позволяют.

Один из авторов подобных тарифных игрищ, успешный “шоколадный менеджер”, бывший глава НКРЭКУ, прячется в “европах”. Чьи интересы проталкивало это юное дарование, чьим ставленником он был?

Тяжело видеть агонию тепловой генерации, когда-то безусловно мощнейшей и лучшей в стране.

Но надо смотреть в будущее — без современной и эффективной тепловой энергетики стране не выжить. Она в условиях Украины в значительной степени выполняет функции регулирования режима энергосистемы.

Без нее ни АЭС, ни ВЭС, ни СЭС надежность системы обеспечить не могут. Необходимы современные высокоэффективные и надежные ТЭС.

Экологические ограничения, установленные Парижским климатическим соглашением, по — существу, вынуждают уходить от угля.

Учитывая высокую значимость фактора маневренности, наиболее разумным является использование современных парогазовых и газовых установок.

Но отказаться от угля быстро не удастся, да и не понятно — будет ли газ? Сколько и по какой цене может быть гарантирована его поставка?

С учетом изложенных и других аспектов необходимо разработать стратегию реформирования тепловой энергетики, выделив в ней меры, которые необходимо реализовать в срочном порядке для преодоления кризисного состояния.

И еще. Что происходит с углем сегодня?

Последний осенне-зимний сезон начинали “с рекордными запасами” (или это были грезы мадам министерши?), а подошли морозы — угля нет!

По каким нормативам рассчитывали запас? Действительно нет угля или такие прогнозы следствие профессиональной несостоятельности руководителей?

Украина АЭС

Атомная энергетика

На фоне деградации тепловой, атомная энергетика объективно заняла ведущее положение в обеспечении страны электроэнергией. АЭС — это всего лишь четверть генерирующих мощностей страны, но производящая около половины электроэнергии в Украине.

И здесь есть проблемы, которые требуют решения в ближайшей и длительной перспективе. Прежде всего, обеспечение безопасности АЭС.

Этой задаче уделяется много внимания, разработаны и реализуются программы, поддерживающие приемлемый уровень безопасности и надежности энергоблоков.

Но, поразительная вещь, НАЭК “Энергоатом”, давая стране половину потребной ей электроэнергии, балансирует на грани банкротства, ищет деньги на повышение безопасности по всему миру. И это в стране, пережившей Чернобыль.

Политики, особенно к чернобыльским датам, разглагольствуют о безопасности национальной ядерной энергетики, но практически ничего не делают, чтобы создать соответствующие экономические условия, предписанные ядерным законодательством.

Или Министерство и НКРЭКУ освободили себя от необходимости соблюдения законов страны? Где в тарифе необходимые и достаточные средства на безопасность, восстановление и развитие? Неужели так сложно понять, что предупредить аварию дешевле, чем ликвидировать ее последствия?

Важнейшая задача — продление срока эксплуатации действующих энергоблоков. Срок службы большинства из них продлен и есть надежды, что все они поработают на Украину еще, как минимум, лет 20.

В мире сроки службы АЭС продлевают уже до 80 лет. Но это возможно лишь при серьезной научной поддержке в обоснование безопасности и ресурса сооружений и оборудования.

Но какая наука, когда нет средств на текущую деятельность? Продление сроков службы АЭС — условие выживания отрасли.

Много времени потеряно на обсуждение многочисленных стратегий, включая необходимость создания замещающих энергоблоков вместо выбывающих из эксплуатации. Нельзя и дальше терять время, нужны конкретные действия.

Примером может служить строительство энергоблоков 3 и 4 Хмельницкой АЭС. Бесплодные разговоры о нем идут с 2005 года!

За это время выпущена масса распорядительных документов, в том числе на самом высоком уровне. Но есть ли воля выполнять свои же решения?

Где тендерные спецификации к этим и последующим энергоблокам, которые до объявления тендера, даже с одним участником, должны пройти многочисленные экспертизы и утверждения — это месяцы, а может и годы работы.

Где программа лицензирования? Где схема финансирования, кроме привычного: “Запад нам поможет!”.

Вместо реальной работы всплывает очередной лозунг — украинский проект! Однако нет четких пояснений, что понимается под этим, какие реальные перспективы его создания.

Какие средства и сроки могут потребоваться на его реализацию? В чем преимущество такого подхода в сравнении с вариантом использования современных проектов ядерных установок повышенной безопасности?

И, наконец, пора бы обратить внимание на совершенствование технико-экономических показателей атомной энергетики Украины. Если эксплуатацию наших АЭС довести хотя бы до среднего мирового уровня, то страна получит дополнительно электроэнергию, эквивалентную ее производству двумя энергоблоками миллионной мощности каждый.

Реальная ситуация требует в краткосрочной перспективе удерживать достигнутый уровень производства электроэнергии на АЭС. А вот что делать дальше? Надо думать, но не слишком долго. Время не ждет.

Давайте посмотрим, что делается вокруг нас. Мир осознал, что в обозримой перспективе электроэнергетика должна базироваться на разумном, экономически оправданном сочетании ядерной и возобновляемой генераций — это сегодня лучший и уже отработанный путь к “чистой” энергетике.

Европейский Союз признал, что ядерная энергетика является “чистой”, не генерирующей опасных для климата выбросов, и дал право каждой стране самостоятельно решать судьбу своей ядерной генерации.

Австрия и Италия подтвердили отказ от атомной энергетики. Германия в 2022 году намерена остановить последние ядерные блоки.

Часть стран, пока, не приняли окончательного решения. Франция, Великобритания, РФ, Беларусь, Финляндия, Болгария, Турция, Чехия, Словакия, Венгрия, Румыния, а теперь и Польша строят или планируют новые ядерные энергоблоки.

В Азии бум ядерной энергетики. Здесь вырос ядерно-энергетический гигант — Китай. За ним следуют Индия, Пакистан, Бангладеш. США и Канада сертифицировали проекты новых АЭС и приступили к их реализации.

Кстати, согласно ежемесячному отчету Управления энергетической информации США, АЭС в 2020 году впервые произвели в стране больше электроэнергии, чем угольные и стали вторым по величине источником годовой выработки электроэнергии в США после природного газа.

Япония, несмотря на аварию на АЭС Фукусима, подтвердила продолжение ядерно-энергетического курса. Даже нефтегазовый Ближний Восток приступил к освоению ядерной энергетики. Строят АЭС Турция и Египет.

Интересные факты. Франция, в которой более 70% электроэнергии производится на АЭС, доля “чистой” электроэнергии составляет более 90%.

Германия выводит АЭС из эксплуатации, доля ВЭС и СЭС в установленных генерирующих мощностях приближается к 40%, но доля произведенной “чистой” электроэнергии составляет менее 50%.

Нетрудно посчитать, что в 2020 году “чистой” электроэнергии в Украине произведено около 63%: это заслуга ВЭС, СЭС, гидроэнергетики, но основной вклад — АЭС.

Как же оценить безответственность министерства, по вине которого работа АЭС, производящих дешевую и чистую электроэнергию, сознательно, повторяем, СОЗНАТЕЛЬНО, ограничивалась с целью увеличения доходов олигархо-чиновничьего картеля, владеющего “зеленой” и угольной генерацией?

Проводящие подобную политику люди разрушают отечественную ядерную энергетику. Понимают ли они, что творят?

Третьим основным поставщиком электроэнергии являются возобновляемые источники электроэнергии.

Гидроэнергетика

Суммарная мощность ГЭС и ГАЭС немногим более 6000 МВт. Возможно ее увеличение за счет достройки Днестровской и Ташлыкской ГАЭС, и сооружения много лет обсуждаемых Каневской ГАЭС и Каховской ГАЭС -2.

Доля гидроэнергетики в выработке электроэнергии сильно зависит от водности года. Гидроэнергетика — это маневренные мощности энергосистемы Украины. Увы, природа обделила нашу страну.

Сток наших рек недостаточен для того, чтобы иметь мощности ГЭС, необходимые для гарантированного обеспечения стабильности энергосистемы.

Повлиять на природу мы не можем. Поэтому в поддержании мощности и частоты в энергосистеме участвуют наши “пожилые” ТЭС, что “добивает” эти станции, ухудшая их технико-экономические и экологические показатели.

Ветряные и солнечные электростанции

Последние годы наблюдается ажиотаж вокруг этих источников электроэнергии, который в значительной степени подогрет Парижским соглашением, но, прежде всего, созданными в нашей стране уникальными привилегиями инвесторам в этот сектор электроэнергетики.

Прогресс “зеленой” генерации очевиден. Но не столь очевидны конечные результаты.

Тарифы ВЭС и СЭС в десятки раз выше тарифа на электроэнергию, производимую АЭС. Однако, до сих находятся люди, пытающиеся доказать, что электроэнергия ВЭС и СЭС дешевле.

О влиянии таких тарифов на экономику страны, пока, громко не говорят, но с ростом доли электроэнергии, вырабатываемой ВЭС и СЭС, об этом придется задуматься.

Но вопрос не только в экономике. Что ожидает энергосистему в условиях недостатка страхующих и маневренных мощностей в энергосистеме страны?

Задумывались ли об этом, когда принимались соответствующие законы и решения о тарифах “зеленой” генерации? Понимали ли, что внедрение ВЭС и СЭС без соответствующих страхующих мощностей, многократно повышают риски разбалансирования энергосистемы с далеко идущими последствиями?

В странах мира установилась практика одновременно с вводом в эксплуатацию новых мощностей ВЭС и СЭС вводить в эксплуатацию страхующие мощности, которые должны принять нагрузку в случае изменения природных условий (облачность, ночь, слабый ветер или штиль). Ответственность за ввод страхующих мощностей лежит на владельцах ВЭС и СЭС.

Очевидно, что зависимость ВЭС и СЭС от природы ограничивает их коэффициент использования мощности (КИУМ).

Как правило, в среднем по году он не превышает 30%. Расчеты и многолетний мировой опыт показывает, что доля ВЭС и СЭС в установленных мощностях энергосистемы не должна превышать 40% — превышение этого показателя создает угрозы устойчивости энергосистеме.

Оставшиеся 60% генерации должны покрываться мощностями, не зависящими от изменчивых ветра и солнца.

Это одно из определяющих условий при разработке и реализации энергетических стратегий.

Однако, один из “проходящих” министров энергетики заявлял, что к 2050 году в нашей стране следует почти полностью перейти на ВЭС и СЭС, а остальное — закрыть.

Слетевшиеся на “тарифный мед” инвесторы на законных основаниях съедят Украину с потрохами.

Почему сложившееся положение продлевается до 2030 года? Что должно произойти, чтобы стало ясно — именно безрассудные льготы для “зеленой” энергетики и тарифная политика в целом, проводимая НКРЭКУ и Минэнерго — коренные причины кризиса электроэнергетики Украины.

Можно и нужно решать задачи резервирования созданием аккумулирующих мощностей. Есть ветер и солнце — заряжаем аккумуляторы. Нет солнца и ветра — берем электроэнергию от аккумуляторов.

Аккумуляторы есть разного типа, например, ГАЭС. Однако в Украине мало мест для их строительства. Есть привычные нам физико-химические аккумуляторы, но это очень большие затраты.

Еще есть требующие решения инженерные аспекты: надежность ВЭС и СЭС в экстремальных погодных условиях, вопросы технического обслуживания и т.д.

Есть долгосрочные проблемы обращения с весьма токсичными отходами. А неоднозначность инженерных аспектов всегда порождает финансово-экономические неопределенности.

Все эти аспекты должно учитываться.

Внедрение ВЭС и СЭС, бесспорно, необходимо. Но надо трезво оценить мировой опыт, его плюсы и минусы, предельную емкость нашей энергосистемы для их внедрения.

Надо учиться на ошибках других, а не набивать собственные шишки. И не вообще, а конкретно, по годам, балансировать ввод СЭС и ВЭС с одновременным вводом страхующих мощностей.

Последней энергетической стратегией (Стратегия — 35) предусматривалось, что доля СЭС и ВЭС в выработке электроэнергии к 2035 году вырастет до 13%.

Но … ни слова о “страхующих” мощностях. Поэтому они нигде и не учтены в прогнозах развития (затраты, материальные ресурсы, площадки для строительства, наконец)?

Следствие очевидное — экономика страны становится все более зависимой от скорости ветра и количества облаков на небе.

И, наконец, кто-то оценивал, сколько будет стоить украинская продукция при “жирном” тарифе на электроэнергию СЭС и ВЭС, которая, по закону (!) обязательна для закупки. Кстати, как это связано с понятием рынок?

Большинство проблем электроэнергетики, о которых шла речь выше, давно и хорошо известны. Принято море многословных, но не обоснованных и ни к чему не обязывающих документов.

Нет конкретных программ и, главное, реальных действий по их реализации. Верх берет “частно — государственное партнерство”, продолжающее разворовывать страну, осознанно или нет предающих будущее Украины.

С 2006 года государством принято уже несколько энергетических стратегий, но они далеки от того, чтобы рассматривать их в качестве программы действий, направленных на обеспечение энергетической безопасности страны.

Развитие электроэнергетики должно опираться на понимание будущего экономики страны, ее приоритетов (промышленность, сельское хозяйство, транспорт, население и т.д.), совместимость и пропорции различных видов генерации в производстве электроэнергии, а также на системы доставки электроэнергии потребителю (электрические сети). Все это требует обоснования.

Многолетняя бездумная тарифная политика привела к искажению электроэнергетической картины страны, поэтому крайне сложно разобраться в ситуации, определить критические точки, выработать меры оздоровления и будущего нашей электроэнергетики. Важно избежать принятия ошибочных, не обоснованных решений.

Более десяти лет рождался закон о рынке электроэнергии и уже в период его подготовки было ясно к чему он приведет.

Цены на “зеленую” электроэнергию, защищенные законом, также родились не сегодня, и также было ясно к чему это приведет. Специалисты об этом кричали! Но, “если звезды зажигают, значит это кому-то нужно…”.

То, что сегодня творится на “конкурентном” рынке электроэнергии, описать невозможно. Ситуация загоняется в тупик, из которого крайне сложно будет найти выход.

В прошлом году почти обрушили атомную энергетику, которая производит около 50% потребляемой в стране электроэнергии.

На рынке властвуют посредники. В мутном болоте под названием рынок электроэнергии Украины, “золотых рыбок” вылавливают и “победившие” и “поигравшие”.

Проблема сегодня уже не только в том, кому и сколько заплатили, из чьего кармана в чей переложили.

Вопрос в том, как много дней, месяцев, лет осталось до развала энергосистемы страны?

Энергетическое хозяйство Украины разбалансировано. В интернете, на телевизионных экранах идут нескончаемые склоки (дискуссиями это назвать уже нельзя), и “свет в конце туннеля”, пока, не виден.

Руководство отраслью, некоторых предприятий и организаций, ни профессионально, кажется, и морально, не могут или не хотят оценить ее реальное состояние и выработать набор мер, который позволят избежать неумолимо приближающуюся катастрофу.

То, что чуть ли не каждый день приходится слышать из уст государственных мужей, отвечающих за электроэнергетику страны, свидетельствует более об инфантильности, нежели о желании понять проблемы и искать пути их решения.

Что делать?

Однозначного ответа нет и быть сегодня не может. В мировой практике принято, особенно в критических ситуациях, формировать аналитические (консультативные) коллективы специалистов (профессионалов по обсуждаемой тематике, финансистов, юристов, бизнесменов, политиков), удаленных от “групп влияния”.

К работе могут привлекаться и иностранные специалисты. Задача такого коллектива — выполнить НЕЗАВИСИМУЮ оценку состояния дел, наметить и донести до руководителей меры по выходу из критической ситуации.

Руководству страны целесообразно пойти по этому пути и сформировать такую группу. Но и это требует времени. В то же время, есть ряд важнейших мер, которые надо реализовать незамедлительно:

– временно приостановить присоединение к энергосистеме новых “зеленых” мощностей;

– пересмотреть непомерные привилегии для “зеленой” генерации;

– освободить государственные генерирующие компании от специальных обязательств, разработать и внедрить, в связи с этим, дополнительные меры монетарной помощи населению;

– разработать и реализовать программы опережающего строительства страхующих (резервных) мощностей, определить и установить соотношение “зеленых” и страхующих мощностей;

– незамедлительно освободить рынок электроэнергии от посредников, реализовать комплекс мер по совершенствованию рынка электроэнергии;

– обеспечить реализацию тарифной политики с учетом покрытия предусмотренных законодательством, затрат на производство электроэнергии, обеспечение безопасности и надежности, обновление и развитие электроэнергетики;

– принять экстренные меры по оздоровлению финансового состояния государственных генерирующих компаний;

– форсировать практические работы по строительству энергоблоков 3 и 4 Хмельницкой АЭС;

– принять меры по обеспечению профессионального управления электроэнергетическим комплексом страны.

Необходимо, одновременно с решением безотлагательных задач, начать разработку обоснованной Стратегии развития электроэнергетики страны на период, как минимум, 2050 года с оценкой перспектив до 2075 и, возможно, до 2100 годов.

В основу Стратегии должны быть положены потребности экономики и населения страны в электрической и тепловой энергии, сбалансированное использование различных источников генерации электроэнергии и тепла, постепенное, без революционных скачков, продвижение к “чистой” электроэнергетике.

Высказанное в заметке — это наболевшее, это оценка ситуации, опирающаяся на годы работы в электроэнергетике. Это субъективный взгляд.

Нужен независимый от групп влияния (это крайне важно!), глубокий анализ причин и следствий сложившейся в электроэнергетике ситуации, разработка на основе такого анализа мер, позволяющих вывести электроэнергетику из кризиса.

Необходимо понимание руководством страны того, что электроэнергетика подошла к критической черте, наступает момент истины.

Очевидно, что уже не избежать и крайне непопулярных мер, которые повлияют на социальные аспекты проблемы.

Но если не удержим электроэнергетику, поставим под удар государство. Нужна политическая воля, чтобы преодолеть, во многом, рукотворные проблемы, и двигаться дальше.

Пора развиваться, а не добивать полученное нами в наследство.

 

Авторы:

Копчинский Георгий Алексеевич, кандидат технических наук, работал в Институте ядерных исследований Академии наук Украинской ССР.

В 1991 году был назначен первым замом Председателя Госкомитета Украины по ядерной и радиационной безопасности. В 2000 году работал гендиректором Госатома Украины.

С 2001 года занимается консультативной и экспертной деятельностью.

Штейнберг Николай Александрович, с 1971 по 1983 год работал на Чернобыльской АЭС. С мая 1986 года работал главным инженером Чернобыльской АЭС, а с апреля 1987 года — зампредседателя Госатомэнергонадзора СССР.

В августе 1991 года назначен председателем Госкомитета Украины по ядерной и радиационной безопасности. В 2002—2006 годах работал замминистра топлива и энергетики Украины.

Читайте по теме. Украина стремится отказаться от угля до 2050 года – Минэнерго

ukrrudprom.com

Facebook Comments
Print Friendly, PDF & Email