Энергодефицит в Казахстане: Это намного серьезнее, чем какие-то майнеры

Аномальные темпы потребления электроэнергии приблизили Казахстан к энергодефициту, который ожидался не ранее 2025 года. Временные отключения электроэнергии уже наблюдаются в Восточно-Казахстанской, Кызылординской областях и в Шымкенте.

По данным единого оператора по управлению электросетями KEGOC, за прошедшие 10 месяцев 2021 года в сравнении с аналогичным периодом 2020 года рост потребления электроэнергии составил 11,6 процента по Южной зоне, 5,7 процента по Северной зоне и 7,5 процента по Западной зоне. В часы максимальных нагрузок потребление мощности превышает прошлогодние значения более чем на 1500 МВт. В KEGOC отметили, что данный аномальный рост потребления связан в первую очередь с увеличением доли потребителей, осуществляющих цифровой майнинг. Кроме того, на сегодняшний день значительная часть энергоустановок на электростанциях находится на аварийном и внеплановом ремонте. Ранее единый оператор электросетей KEGOC заявил, что не исключает возникновения энергодефицита в Казахстане.

19 ноября в Алматы Президент Касым-Жомарт Токаев сделал ключевое заявление, высказавшись о перспективах развития в Казахстане атомной энергетики, включая строительство АЭС.

“Я думаю, что в конечном счете мы окончательно придем к такому решению. Первые признаки дефицита электроэнергии в Казахстане мы уже ощущаем. Конечно, тотального дефицита нет. Баланс примерно нулевой. Но первые признаки обозначены. Поэтому, глядя в будущее, нам придется принимать непопулярные по своей сути решения о строительстве атомной станции. Но, как говорится, роль лидера в том и состоит, чтобы принимать непопулярные решения”, – сказал Президент на встрече с представителями финансового сектора в Алматы.

Корреспондент Tengrinews.kz поговорил о проблемах в энергосфере Казахстана, едином энергопространстве с Россией и строительстве АЭС с экспертом, главой Центра “Энергетические аспекты Казахстана”, PhD Алмазом Абилдаевым.

Есть ли энергокризис в Казахстане

Мы думали, что энергетический дефицит появится в 2025 году (кстати, и Минэнерго об этом говорил при Ногаеве), а оказывается, что уже. Самое интересное – у нас прекрасно выглядит нефтянка, но не очень хорошо выглядит энергетическая отрасль. Она идет к закату, мы даже советское наследие теряем, к сожалению. Мы не говорим о развитии. Сейчас стоит вопрос удержания энергетики, оставшейся со времен КазССР, поэтому тут вообще бить в набат надо, если честно.

Не хочу хайповать, но в электроэнергетике ситуация сейчас выглядит неважно, и, прежде чем на нее наслаивать вот эту модную тему зеленой энергетики ВИЭ, нужно решить текущие проблемы. Наша электроэнергетика сейчас скачет на одной ноге.

Как устроена энергосеть Казахстана

В нашей стране мы имеем запираемость мощностной на Севере. То есть на Севере у нас избыток, а на Юге вообще недостаток, это Алматинская область, Жамбылская область, Южный Казахстан. Сейчас потихоньку проблема в Западном Казахстане появляется. У нас проблема в том, что нет единой диспетчерской службы и нет единой запитательной сети. Допустим, если электроэнергии не хватает Атырау – чтобы можно было резко перекинуть ее из Костаная.

В советское время мы вошли в три энергосистемы, западная часть уходит в Россию, север сам по себе, и юг, там мы иногда делаем балансирующие перетоки с соседними странами. В Советском Союзе все республики были вместе, и никто же не предвидел, что страны в будущем должны будут иметь собственную энергосистему.

Сейчас мы перекидываем электроэнергию с севера на юг. Есть такая электролиния, но она по дороге очень много теряет электроэнергии, идут потери. Тут много факторов, например, климатические, старые электролинии. Местами износ электросетей составляет 70 процентов.

Майнинг ускорил энергодефицит?

Дефицит электроэнергии шел планомерно. Возможно, майнинг и ускорил, но я не могу это утверждать. Но майнинг – это такое кратковременное явление, которое можно решить при желании. Для меня этот вопрос ничтожный, по сравнению с теми стратегическими вопросами: что будет через 3 года? Это намного серьезнее, чем какие-то майнеры.

Знаете, какая самая большая проблема в электроэнергетике? Эта область высокодотируемая, ее государство должно содержать. Это исторически так сложилось. А наши пытаются туда инвестора привести. Но не идет туда инвестор! Если придет инвестор – киловатт должен стоить 100 тенге! Вы подумайте, что с 20 тенге до 100 тенге киловатт повысится. Как это ударит по населению, а по юридическим лицам как это будет? Например, НПЗ очень много потребляет электроэнергии, значит, цена на бензин сразу вырастет.

Майнинг – это такое частичное явление, и его сейчас могут просто перекрыть. Это просто авантюристы, видя, что у нас вакуум, в том числе законодательный, они просто используют этот момент, и сейчас все спохватились. Поэтому я не придаю такого внимания майнингу. Но дело в том, что у нас в будущем электроэнергии просто не будет хватать. Это намного важнее всяких майнеров.

Зеленая энергетика спасет Казахстан?

В эту “зеленку” я несильно верю, я считаю, что нужно разрабатывать газ. Возобновляемые источники энергии (ВИЭ) – такая опасная вещь, они не могут дать такую огромную генерацию электроэнергии, как атомная электростанция. В общем балансе ВИЭ должны быть, но туда нужно идти эволюционным путем, смотря, что делают другие страны, постепенно. Но все силы бросать на ВИЭ и оставить в стороне традиционную энергетику, то есть ввод новых ТЭЦ на газе или ввод атомных генераторов я считаю не очень разумным.

ВИЭ опасны тем, что человек не может управлять природой. А чтобы ВИЭ решили электричество большого города Алматы и столицы – я сильно сомневаюсь. Какой Алматы, Нур-Султан, пусть Степногорск обеспечат! У нас есть ВИЭ-генерации, которые хотя бы один город, один поселок хотя бы полностью покрывают? Нет. Потом электроэнергия из возобновляемых источников дорогая, и итоге нам с вами за эти ВИЭ же и платить.

Мы сейчас в каком-то климатическом, в реформаторском угаре начали больше внимания уделять этому.

Вот в Глазго недавно прошла климатическая конференция. Ни о чем ведь не договорились-таки. Раньше был Киотский протокол, и западные развитые страны ОЭСР могли миру навязать свои видения. А сейчас такие страны, как Индия, Иран, Турция, им фактически не подчиняются. Или та же Бразилия. Почему развитые страны индустриальный период быстро прошли, а мы индустриальную экономику только-только развиваем и должны здесь себя ограничить? Здесь будут глубокие политические дебаты.

Впервые начинается осознание того, что быстрый переход к климатической безуглеродности быстро создал себе проблему, энергетический кризис.

Если мы имеем самую дешевую электроэнергию в СНГ – нужно удержать эти возможности.
Традиционная электроэнергетика и углеродная экономика еще до 2060 года будут существовать. В интервью наши энергетические власти говорят, что в 2060 году у нас генерация ВИЭ будет 20-50 процентов. На такие дальние сроки можно любые обещания давать. А давайте вот так сделаем: в 2025 году что будет сделано, в 2030-м что будет сделано? Давайте на это поглядим. И кто будет это делать и кто будет это финансировать. Триллионы долларов эта “зеленка” стоит. Не легче ли газ развивать? Где-то у России газ прикупить, у Туркмении. Газ более зеленый, он не портит экологию.

Майнеры это такая – мелкая проблема. Масштаб проблемы намного больше: что грозит населению? Поэтому это все называется “энергетическая политика”, которую нужно проводить, чтобы ничего не приводило к энергетическому дефициту, точнее прежде всего обеспечить собственную страну, а потом уже излишки пускать на экспорт. Это касается в основном нефтепродуктов.

АЭС – нужна или нет?

Тут объективно то, что специалисты-атомщики предлагают – нужно строить мини-реакторы в местах потребления. Допустим, в Алматинской области, В Южном Казахстане можно сделать. Можно в центральном Казахстане, на Балхаше это сделать. Я говорю об атомных электростанциях. Маломощные, не такие большие, которые перекроют дефицит электроэнергии. И потом с Узбекистаном можем обмениваться излишками. У них ведь тоже хотят построить АЭС.

От чего зависит энергетическая безопасность Казахстана

Казахстан себя обеспечивает электроэнергией, но в пиковое время, когда сильно холодно или сильно жарко, создается дефицит, и он заметен уже сейчас. Хотя говорили, что у нас есть 2 гигаватта лишних и только в 2025 году нам надо будет думать о том, чтобы новую генерацию делать. Я веду к тому, что атомную электростанцию надо немедленно строить. Она будет 10 лет строиться. За 10 лет у нас вообще не будет хватать электроэнергии. Кто из ближайших соседей нам такую большой объем электроэнергии может дать? Только Россия. У нее профицит электроэнергии.

Я считаю, что энергокольцо, которое было в советское время, надо восстановить. Мы друг у друга можем брать электроэнергию. Это очень важный вопрос. Но это не так-то просто сделать, тут уже политика вмешивается. Это означает, что мы должны провести очень глубокие переговоры на наднациональном уровне. Это означает, что мы, Кыргызстан и Узбекистан должны создать какую-то наднациональную комиссию, разработать дорожную карту. Некоторым странам это может не понравиться. Это нелегкий процесс. А осознание того, что мы друг от другу в водной и электроэнергетической проблематике зависим, еще с 1991 года должно было прийти, по идее. Вот все эти хозяйственно-электроэнергетические связи, которые у нас были, надо восстанавливать. А если появятся излишки, то мы можем тому же Китаю и Афганистану продавать, используя транзит через Узбекистан.

Чтобы Казахстан решил свои внутренние вопросы по электроэнергии, нужно обратиться к кооперации с соседями. Этот вопрос намного шире.

У нас должен быть резерв электроэнергии. Но и от соседей мы тоже не должны зависеть. То есть генерация должна быть больше, чем потребление электроэнергии. В этом и кроется роль государства. Чтобы обеспечить энергетическую безопасность. Государство должно на 10 лет вперед смотреть. Как ситуацию с дизтопливом и керосином сейчас решают в пожарном порядке. Начинают кого-то наказывать. А вот это все можно было же предвидеть. Это все называется “энергетическая политика”.

Единое энергопространство с Россией

С 1 января 2025 года у России, Армении, Кыргызстана, Белоруссии и Казахстана будет единое энергетическое пространство. Сейчас в Москве ведутся переговоры по этому вопросу, Евразийские экономические комиссии проходят. Но этот механизм должен заработать с 1 января 2025 года. Как мы будем к этому переходить – этот вопрос остается актуальным. Пока никто не говорит, как это будет сделано.

Единое энергетическое пространство – это и хорошо, и плохо. У нас будут единые тарифы, это не очень хорошо, для нас будет дорого. Российское всегда дороже – и бензин, и электроэнергия. Не знаю, кто это будет субсидировать, не исключено, что будет резкое повышение цен на электричество.

“Дефицит появился раньше времени”

Самое главное, что дефицит появился раньше времени. Население тоже растет. Это означает, что мы должны немедленно начать строительство объектов, которые дадут нам новую генерацию энергетики. Чтобы ВВП рос, чтобы экономика развивалась, ведь тоже электроэнергия нужна. Это новые производства, поэтому у государства должен быть резерв электроэнергии. И новые генерации – газотурбинные, гидроэнергетика. В это больше можно поверить, чем в “зеленку”, если так сказать. По крайней мере, я в это больше верю, чем в ВИЭ.

Да, мы имеем самую дешевую электроэнергию и бензин. Но если государство может использовать это в конкуренции экономики с другими странами. И опять же от социального взрыва. Вот в Узбекистане литр 95 бензина 400 тенге стоит. Ну объективно, понятно, у них нефти просто нет. Но у тебя есть нефть, у тебя есть возможности, ты владеешь такими ресурсами, и ты не можешь обеспечить население электричеством и дизтопливом, это уже о другом вообще говорит, понимаете, да? Это можно было все предвидеть 3-5 лет назад.

Инвестиции в энергокомплекс

Если не идет инвестор сюда, значит, государство должно свои 15 миллиардов долларов выделить и постепенно менять все эти турбины, электросети, трансформаторы по стране. Создавать новые объекты генерации электроэнергии – АЭС или новые ТЭЦ, главное – объект должен генерировать несколько гигаватт электроэнергии. Пусть она будет даже угольной. Сидеть без электричества лучше, или пусть даже с углем, но электричество? Тут или-или вопрос стоит, или мы дальше с углем работаем, или делаем АЭС. Вот в чем выбор Казахстана.

У нас самая большая генерация электроэнергии на угле – почти 70 процентов, Россия – 26 процентов на угле, Узбекистан – 16 процентов. У Кыргызстана 9 процентов. Фактически все на угле. От угля отказываться – это тоже вопрос интересный. Сейчас есть фильтры и технологии, где с малым количеством угля большое количество тепла можно вывести. Вот в Китае, в ЮАР с этим работают. Может, нам уголь использовать и постепенно отказываться от него, но если мы его будем использовать, то глубоко реконструировать все ТЭЦ, с учетом новых мировых требований в экологии. Все, что с углем связано, для решения нужно лет 20-30 лет. Но я вижу выход для Казахстана в атомной станции и в газе.

Износ инфраструктуры

У нас износ инфраструктуры – очень большой вопрос. Нужны большие вложения государства в инфраструктуру – сети, турбины, трансформаторы, котлы. Это где-то 20-30 миллиардов долларов. Может, электроэнергии хватает, но трансформаторы слабые, они не выдерживают нагрузки, идут потери электроэнергии.

В своей стране нам нужно постепенно создать чрезвычайный фонд по электроэнергетике. Раз инвестор не идет, потихоньку, как арабы, самим делать объекты генерации, электросети начать менять. Казахстану нужно вложиться в инфраструктуру и обновление инфраструктуры. Тогда и потерь не будет 20-30-процентных.

И самое главное – нужно понимать, что генерацию электроэнергии нужно делать в максимальных местах ее потребления – в Алматинской области и в Южном Казахстане. Тогда мы уже официально майнеров белых можем позвать – вот, пожалуйста, делайте, пользуйтесь. Но так как электроэнергии своей стране не хватает в данный момент, это для нас вопрос критический. Мы сейчас эту тему про майнеров должны закрыть.

Мы богатая и сильная ресурсами страна, и этот вопрос можем решить. Мы все можем сделать. Еще не все потеряно. Все можно восстановить в течение 10-15 лет, и будет у нас электроэнергия и мощности, как в 70-х годах. Создавать с нуля будет еще дороже. Тогда потребуется 60 миллиардов долларов или даже 100. В то время как сейчас 30-40 миллиардов можно затратить.

Есть страны с намного худшей ситуацией, это Пакистан, Афганистан, у них дефицит и энергетический голод. В Египте, допустим, отключить электричество на 3 часа в день – это нормально. Но мы же не такая страна. По сравнению с ними у нас получше.

Когда мы жили в социалистическом Советском Союзе все было направлено на обеспечение человека всем, всегда у нас была горячая вода, свет, газ. Но будет ли это потом так же? Вот такой риторический и стратегический вопрос. Мы привыкли жить в социалистическом обществе в свое время, когда все государство давало. Будет ли так же дальше?

Кто виноват и что делать с «серыми» майнерами?

tengrinews.kz

Facebook Comments
Print Friendly, PDF & Email

Просмотров: 434