Пора «осветлить» рынок электроэнергии в Казахстане – Петр Своик

Петр Своик

На прошлой неделе состоялось заседание Комитета энергетики Президиума Национальной палаты предпринимателей РК «Атамекен». О своих впечатлениях о дискуссии и предложениях по развитию энергетики в Казахстане рассказал председатель президиума «Казахстанской ассоциации «Прозрачный тариф» Петр Своик.

О заседании

Заседания комитета по энергетике Президиума Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» проходят нечасто и рассматриваются там не самые главные вопросы, можно сказать, рабочая текучка. В данном случае это принятие новой версии Экологического кодекса, предложения по включению в тариф на генерацию электроэнергии некой фиксированной прибыли, доклад КОРЭМ об успехах «зеленых» аукционов и доклад о поэтапном продвижении рынка мощности. И вообще, если бы все пошло по сценарию, то по каждому вопросу прозвучали бы хорошо подготовленные выступления от компетентных докладчиков, были бы небольшие уточнения, замечания и все бы благополучно закончилось.

Но наша публикация все-таки задала тон, потому что все такие текущие вопросы все равно выводят на общую проблему – проблему отсутствия в Казахстане понятного и прозрачного рынка электроэнергии и отсутствия у Министерства энергетики Казахстана стратегии развития отрасли. Как вы помните, главная мысль прошлой публикации заключается в том, что Минэнерго занимается локальными маневрами, продвижением ВИЭ, но никак не определяет перспективу на будущее.

О прогнозном балансе казахстанской энергетики

Если взять утвержденные министром энергетики прогнозные балансы электрической энергии и мощности на уровне 2025 года (включительно), то судя по ним в отечественной энергетике предстоят эпохальные свершения. Нужно будет вывести из работы 1 ГВт устаревших мощностей, а это для сравнения, столько, сколько имеет Экибастузская ГРЭС-2. А ввести необходимо 7 ГВт новых мощностей. А это, на минуточку, больше, чем 2 самые мощные электростанции Казахстана: Экибастузская ГРЭС-1 и Аксуская ГРЭС. Но ведь под этот расчет нужна конкретная стратегия развития электроэнергетической отрасли Казахстана, а ее – нет.

А ведь до 2025 года осталось как раз семь лет – ровно столько же, напомню, строилась Экибастузская ГРЭС-1, гигантскими усилиями, с привлечением всего потенциала Минэнерго СССР. Ее возводили и оснащали с колоссальными трудностями и еще потом несколько лет с трудом налаживали нормальную работу.

А если есть приказ Минэнерго, утвердивший такие масштабные прогнозные балансы, то необходимо срочно начинать работу. Но у ведомства нет плана нового энергетического строительства. Нет, все. Просто поразительно, но это факт. Не известно, за счет каких новых электростанций или расширения имеющихся, какого вида мощностей, за счет каких средств и при каком повышении тарифов планируется удовлетворить такие грандиозные потребности в новой генерации.

О зеленой энергетика в Казахстане

Вместо этого Минэнерго занимается продвижением ВИЭ, что само по себе очень сомнительно. Дело в том, что уровень тарифов, который гарантирует государство строителям СЭС и ВЭС в 4-5 раз выше, чем от стандартной традиционной генерации. Чтобы вы понимали: если брать данные первой половины этого года, то больше половины всей электроэнергии (51%) вырабатывается крупными электростанциями при средней стоимости тарифа 4,8 тенге/кВт-ч, другая же половина – это примерно 6-7 тенге. А стоимость ВИЭ-генерации – от 20 тенге и выше. На последних аукционах слегка понизили до 18-19 тенге, но все равно это значительно дороже. Поэтому, если мы сейчас приближаемся к выработке ВИЭ 2%, то они тянут на 8-10% общего удорожания стоимости генерации в Казахстане. А если мы учтем, к 2030 году запланировано уже 10% «зеленой» генерации, то это значит, что 40-50% надо будет накидывать на стоимость киловатт-часа только за счет ВИЭ.

При этом, даже несмотря на довольно быстрые темпы строительства СЭС и ВЭС, они не идут ни в какой сравнение с реальными потребностями страны. Давайте посчитаем: сейчас уже есть 734МВт установленной мощности ВИЭ, плюс на аукционах 2018 и 2019 годов распределено еще более 1200 МВт новых солнечных и ветровых мощностей. При этом, заметьте, под эти мощности законтрактованы гарантированные(те самые – кратной величины) тарифы до 2040 года.То есть, через год-два, когда все пропущенные через аукционы мощности заработают, «зеленая» выработка вырастет до 4,5 – 5%, и это ляжет на тарифы, как минимум, 20-процентным общим удорожанием. Заметьте: 20% потребители будут платить дополнительно не за то, чтобы действующие электростанции как-то бы обновились, – просто за то, что в энергобалансе станет больше замечательно чистой, но дорогой альтернативной выработки. Это 2-% надбавки, считай – навсегда, до 2040 года, как минимум.

Считаем дальше: через пару лет у нас будет почти 2 ГВт альтернативной генерации, а на горизонте 2015 года нужно, напомню, 7 ГВт. При нынешних темпах можно, конечно, все наращивать солнечной-ветровой генерацией, – если мы готовы к росту тарифов в разы. Причем четверная-пятерная стоимость альтернативной генерации, это еще не все. Зеленые мощности будут дополнительно требовать дублирования маневренной генерацией для восполнения дефицита электроэнергии, когда ВИЭ будут простаивать. Как известно, Солнце светит не постоянно и ветер тоже дует не всегда.

А здесь надо сказать, что маневренной мощности в Казахстане очень мало, а фактически ее нет. По факту в стране нет ни одной электростанции, которая была бы создана конкретно под работу в маневренном режиме. И для этого приходится дергать станции, которые к этому не предназначены, в частности ГЭС. И чем больше будет ВИЭ, тем больше будет сказываться дефицит оперативных мощностей. И уже сейчас понятно, что для этого нужно строить способные быстро принимать и сбрасывать нагрузку газотурбинные электростанции.А это, кстати, штука не дешевая.

Поэтому я считаю, что возобновляемая энергетика в нашем случае не решает проблемы, а только создает.А те мощности, которые надо реально строить ­– о них Минэнерго ничего не говорит.

О строительстве АЭС и Парижском соглашении

И здесь я хотел бы сделать пояснение для читателей, о чем не успел сказать на заседании. Дело в том, что если ориентироваться на прогнозные балансы Минэнерго, то безальтернативно нужно строить АЭС. Других вариантов просто нет. Можно, конечно, обратиться и к угольной генерации. Но Казахстан подписал и ратифицировал Парижское соглашение, по которому мы взяли обязательство уменьшать выбросы электростанций. Поэтому, Минэнерго сейчас в таком политическом затруднении. Утвердив прогнозные балансы, и странным образом не утверждая план строительства новых мощностей, ведомство опасается публично заявить, что Казахстан не обойдется без АЭС. Равным образом, Минэнерго не может последовать за Трампом и отвергнуть подписанный и ратифицированный международный документ, чтобы решить проблему новой генерации достройкой, например, ЭГРЭС-2, или новой угольной Балхашской ТЭС. Но ведь нельзя бездействовать бесконечно. Нужно начинать планирование, проектирование и строительство новых мощностей прямо сегодня, иначе в будущем мы столкнемся с серьезным дефицитом электроэнергии.

О рынке мощности

Был поднят вопрос о рынке мощности. Это фактически инструмент для создания новых электростанций (в первую очередь), а также для поддержки и модернизации существующих энергообъектов. Без такого рынка создание новых мощностей невозможно.

Да, в Казахстане есть рынок мощности, но маленький, кусочек. Почему? А потому, что Минэнерго как раз и решает только локальные вопросы, не занимаясь стратегическими задачами. Сегодня лоббистский рынок мощности создан только для ВИЭ и он небольшой. Но если мы по настоящему собираемся развивать энергетику, то нужно создавать масштабный и полноценный рынок мощности, охватывающий всю электроэнергетику.

О тарифах

Что же делать? А нужно, наконец, выполнить все 3 шага касательно энергетики из послания Первого Президента 2015 года «План нации – 100 конкретных шагов», а именно тех, которые касаются электроэнергетики – 50, 51, 52.Шаг 51 первый в данном разговоре можно опустить, так как там говорится об укрупнении энергосетей, а это отдельный разговор. А вот 50-й шаг – это создание единого закупщика на рынке электроэнергии. Это однозначно необходимо сделать. Но Минэнерго этого до сих пор не сделало, введя единого закупщика только на лоббистском рынке ВИЭ. И 52-шаг, который предусматривает разделение тарифа на 2 части, связанные с капитальной и переменной составляющими тоже нужен, и как раз в увязке с созданием рынка мощности и системой единого закупщика на обеих рынках – электроэнергии и мощности.

Суть в том, что энергетика несет большую часть затрат не в связи с конкретной выработкой и доставкой электроэнергии, а потому, что она всегда готова к несению требуемой потребителей нагрузки.Соответственно, эти затраты – на готовность к выдаче располагаемой мощности и на выдачу конкретной нагрузки, должны быть разделены и в тарифе. Как для потребителей, так и для производителей – электростанций и сетей. В нормальных странах это давно уже сделано. Для потребителей и энергетиков тариф разделен на 2 части. 1-я часть – это как постоянная абонентская плата за готовность электростанции к работе, вторая высчитывается уже за произведенную и потребленную энергию. Соответственно не только нужно делить тариф, но и рынок. Первый – это рынок электроэнергии, второй – это рынок мощности. Оба эти рынка нужно объединить с системой единого закупщика. Тогда появится стратегия, тогда появится возможность финансировать развитие энергетики, и тогда появится возможность проводить унифицированную тарифную политику по всей стране.

Почему это важно? Даже в «Плане Нации» прописано, что эти меры позволят нивелировать различие тарифов по регионам. А сегодня у нас элементарное безобразие. Вся страна опутана проводами, а тарифы в регионах пляшут как хотят. А почему так происходит? А это уже даже политический вопрос. Большая часть электроэнергии на нынешнем так называемой оптовом рынке распределяется закрытым способом, посредством двухсторонних договоров, которые электростанции заключают с некими покупателями. Кто, с кем, по каким тарифам, какие объемы – все эта информация недоступна. А это огромные объемы – только в первом полугодии 2019 года таким «темным» образом распределено 78%. Остатки 22% – у нас есть хоть какая-то информация об этом объеме. И мы точно можем сказать, что «в темную» получают электроэнергию избранные потребители по особым ценам, а мы с вами, население и МСБ, как гвоздями прибиты к местным энергосбытам и имеем самые дорогие тарифы. По моим оценкам, население и МСБ платит в 2 раза выше среднего уровня, сложившегося по стране. Потому, что кто-то (а мы можем догадаться, кто это) платит половину от среднего уровня. И объем этого закрытого лоббистского рынка – не менее 500 млрд тенге в год. Понятно, что заинтересованные люди будут всеми силами защищать такие доходы.

И почему нет стратегии развития энергетической отрасли, почему не исполнены шаги «Плана нации»? А потому, что лоббисты закрытого и темного распределения мешают «осветлению» рынка электроэнергетики.

Резюме

В электроэнергетике сейчас 2 большие проблемы. Первое, Минэнерго опасается реакции населения, если будет высказана мысль о необходимости строительства АЭС. Второе, Минэнерго не может посягнуть на темный лоббистский рынок электроэнергетики стоимостью половина триллиона тенге в год.

EEnergy.Media

Print Friendly, PDF & Email